Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Горы мира > Кавказ >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Сергей Калмыков, Анатолий Мошников, г. С-Петербург, 1984 - 2001 гг

ВЫСШАЯ КАТЕГОРИЯ ЗИМОЙ
Часть 2. Северная стена Чатына, 6А к. тр., 1984 г.

Читайте на Mountain.ru

Высшая категория зимой
Ромб Чатына, 6 к.тр.,
Кавказ, А. Мошников,
г. С-Петербург (5.02.2001) и
Высшая категория зимой,
пик Щуровского, 5Б к.тр.
Кавказ, С. Калмыков, А.
Мошников (22.02.2001)

В конце января 1984 года мы - снова в "Шхельде". В этот раз нас немного больше, чем в прошлом году, продолжительность сбора увеличена с 20-ти до 30-ти дней. Нужно иметь резерв на случай плохойпогоды, болезней участников и т.д. Чтобы иметь полноценный отдых на висячих ночевках на стене Чатына, мы привезли с собой легкую складную платформу - дюралевые трубы и капроновое полотнище. Мы растянем ее и подвесим на веревках на стене, а на платформу поставим палатку. И будет нам хорошо.

В горах уже больше месяца стоит отличная погода. Ленинградские спартаковцы во главе с Балыбердиным проложили новый маршрут 5Б категории сложности по северной стене массива Шхельды.

Мы тоже принимаемся за работу. Совершаем тренировочные восхождения. Сооружаем четыре снежные пещеры на путях подхода к Чатыну и спуска с него. Снабженные запасом продуктов и бензином, они будут для нас надежным убежищем при новых капризах непогоды. Наконец-то поднимаемся на перевал Ложный Чатын, спускаемся ни верхнее плато ледника Чалаат, и вот северная стена Чатына перед нами. Вопреки всем законам перспективы она, кажется, изгибается и нависает над нами. Нужно далеко запрокинуть голову назад, и тогда высоко на фоне неба увидишь ее верхний край. Весь Кавказ сегодня сияет под солнцем, а здесь тень, и вся стена в тени, и за весь день на нее не упадет ни одного солнечного луча. Только летом, незадолго до захода, солнце освещает ее верхнюю половину. После полутора месяцев бесснежной погоды стена с точки зрения горовосходителя производит отличное впечатление: вся черная, снег проглядывает лишь в глубине расщелин и каминов, хорошо виден рельеф, льда нет. Такое впечатление, что она даже привлекательней, чем летом - нет воды, которая в теплое время года - где струйками, где целыми водопадами - льет по стене и отравляет все удовольствие от восхождения.

Итак, подготовка к восхождению прошла в отличную погоду, полностью закончена, и тренерский совет сбора называет штурмовой состав - на стену пойдут мастера спорта: Анатолий Мошников - капитан команды, Борис Барулин, Сергей Калмыков и кандидат в мастера Виктор Сазанов. Давайте снова возьмем отчет, теперь уже о восхождении на Чатын, и прочтем, как

"05.02. Первая двойка Мошников-Калмыков в сопровождении наблюдателей вышла из "Шхельды". Как и в прошлом году, стоит лишь нам приняться за дело, как простоявшая с декабря хорошая погода начинает портиться - с утра идут цирусы. Пообедали на Шхельдинских ночевках, заночевали в пещере на Ложном Чатыне. Вечером небо ясное и мы надеемся...

06.02. Голубое небо. Оставив наблюдателей на перевале, восходители вдвоем уходят в пещеру под стеной. Остаток дня тратится на сортировку снаряжения и подготовку к завтрашнему выходу.

07.02. Нет, от судьбы не уйдешь: небо с самого утра заволакивается пеленой высокослоистых облаков - идет теплый фронт. 0днако, в 7.00 двойка все равно выходит на маршрут. Пройдена веревка перил по снегу до бергшрунда, еще веревка по льду от бергшрунда до стены, в 8.00 утренняя радиосвязь, и вот, Толя Мошников вешает первую лесенку на стену, нависающую прямо ото льда, и делает первый шаг по скалам.

Забегая вперед, отметим, что нижние 2/3 маршрута довольно густо замусорены оставленными крючьями, в основном, шлямбурными, Впрочем, в 1971г. было то же самое. Вспомним еще раз, что первовосходители - Мышляев-Космачев-Симоник - в 1959г.(!) не забили ни одного шлямбурного крюка. Хорошо еще, что верхний камин не по зубам большинству любителей долбежных работ - на его 120 м мы нашли всего лишь 4 старых крюка. Всего наша группа использовала около 40 чужих крючьев.

Работа в первый день идет пока-что не быстро. Восстанавливаются подзабытые с лета навыки, сильно мешают снежные пробки в глубине камина. Пока не обрушишь на себя и на страхующего килограмм 50 плотного снега, не продвинешься на несколько метров вперед. К тому же, первая двойка тащит большой груз - почти все "железо", 5 веревок, все личное - по плану у нее ночевка на стене.

С 15 часов начинает идти снег. В это время на стене появляется вторая двойка. Чуть выше конца первой веревки, в местном расширении камина, она подвешивает платформу для бивака. В 17.00 первая двойка, пройдя от начала стены 2 веревки, заканчивает работу, и все собираются около платформы с палаткой. Попрощавшись, Барулин и Сазанов спускаются вниз. По плану у них сегодня ночевка в пещере - пусть берегут силы, пока можно, Мошников с Калмыковым обживают свой висячий домишко. Однако, в 19 часов снегопад резко усиливается, платформа содрогается от ударов пылевых лавин, между стеной и скатом палатки вырастает сугроб. Решено не испытывать судьбу и при свете налобных фонарей верхняя двойка тоже спускается в пещеру.

8, 9 и 10.02. Решение о спуске совершенно правильное: три следующих дня, не переставая ни на минуту, валит снег. Каждые полчаса по всему фронту стены, колыхаясь, спускается серая занавеска - пылевая лавина. Вход в пещеру регулярно заваливает, откапываемся, пробиваясь через полутораметровый слой снега. Команда развлекается, как может. Ходим на стену, сняли слегка поврежденную платформу для ремонта, спрямили перила, расширяем и благоустраиваем пещеру.

11.02. С утра разрывы в облаках, снегопад пока прекратился. Решаем уйти в лагерь - все равно не укладываемся в контрольный срок. Однако, все барахло оставляем - мы еще вернемся! По грудь барахтаемся в свежем снегу, с тревогой поглядываем влево и вперед - опасаемся лавин со склонов северо-восточного гребня пика Щуровского. Но все кончается благополучно - в 15 часов мы стоим на перевале. В пещерах, здесь и на Шхельдинских, не задерживаемся, ведь в 18.00 уже темно. Наверху опять круговерть, а в низовьях ледника мутно светит луна, видны даже некоторые звезды. Мы потихоньку скользим на лыжах вниз, романтика!

12 и 13.02. Продолжается снегопад. Однако, высланные 13-го на ночевки Аристова разведчики утверждают, что фронт проходит. Над пиком Щуровского видно голубое небо. Сплошная облачность вся внизу.

14.02. Рваные облака еще не ушли, но погода улучшается, похолодало. В "Шхельде" всю последующую неделю днем - от -12 до -15° С. Первой связкой на продолжение штурма выходят теперь Барулин и Сазанов. С ними идут наблюдатели. Но выйти в этот день на перевал им не удалось: под перевалом снега по горло. Лишь к часу ночи, еле живые от усталости, ребята вернулись в пещеру на Шхельдинских ночевках.

15.02. Погода по-прежнему еще не установилась, вершина Щуровского в облаках. Встав, на оставленные вчера здесь лыжи, они уходят на перевал. По ледовому склону на кошках, по перилам с зажимами группа карабкается вверх - за спиной у каждого привязаны лыжи. Зато с перевала до пещеры под стеной - 50 мин. Завтра их примеру последует и вторая связка, а лыжи потом унесут наши терпеливые наблюдатели-помощники.

16.02. Наконец-то небо очистилось, но на стену лучше не смотреть: вся в снегу, чернеют лишь верхние 200 метров. Удивительно, ведь она и внизу не положе 80-85 градусов. Во время утренней связи окончательно решено предварительно обработать стену до полки.

Подъем по перилам мучителен. Ниже бергшрунда они погребены где-то на глубине 2 метра, их нужно откапывать оттуда. На стене при малейшем шевелении веревки по камину, как по трубе на голову валит поток снега. Только в 13 часов двойка добирается до верхнего конца перил. Первым работает Барулин, от него вниз хлещет непрерывная струя снега. Сазанов, прижавшись к скале, безропотно принимает ее на себя.

Подошла вторая связка, принесла горячий обед. В пещеру обработчики возвращаются к 19.00 в темноте, с фонарями. Пройдено всего 30 метров.

17.02. Разозленный Барулин снова уходит работать первым. Мошников с Калмыковым выносят часть груза из пещеры к верхнему концу перил. Первая связка возвращается вниз опять в темноте. Пройдено еще 50 метров, до нижнего края полки остается около 20 метров. Найдено место для бивака под карнизом на нешироком, но прочном снежном надуве, прилепившимся к отвесной скале. Решено назавтра выходить всей командой на стену.

18.02. Связка Мошников-Калмыков выходит на "абалаковскую полку". Полка эта - 15 м, 60 градусов. Как всегда зимой, относительно более простой, пологий участок залит жестким льдом и становится труднее сложных отвесных скал. По маршруту нужно идти по полке направо, за внешний угол, под рыжую нависающую стену. Но для этого нужно надеть кошки. А как страховаться? Толя по выступающим камням пересекает полку прямо вверх и сложнейшим лазанием двигается по монолитной нависающей стенке. Проходит 3 долгих часа. Пройдя по стене около 20 метров, Мошников выходит на узкую горизонтальную полочку. Безуспешно пытается найти обход слева, потом все-таки траверсирует вправо. И тут - удача! - маленькая площадка для сидячего бивака и контрольный тур с прошлогодней запиской команды Сенчины. 17.00, пройдено 60 м, дальнейший путь ясен. Мошников устал, Калмыков на страховке вконец замерз. Двойка решает спускаться.

Внизу уже готов бивак. Платформа лежит одним краем на надуве - это удобно. Четверка залезает в палатку и начинает готовить ужин. Барулин недоволен сегодняшним продвижением: "Завтра мы с Сазанцом снова пойдем. А ты, Толя, передохни. Верхний камин-то еще впереди."

19.02. В 7.00 Барулин выходит из палатки наверх. Сегодняшний кусок маршрута - один из сложнейших: 30-метровый отвесный внутренний угол приводит к 30-метровому камину. Камин нависает настолько, что веревка, закрепленная у его верхнего конца, отходит от скал на 4 м у основания. Идущие по перилам здесь висят в воздухе, не касаясь стены. Наверху, у выхода из камина - 2-ой контрольный тур. 20 метров над камином дорабатывает Сазанов - это неявно выраженный вертикальный внутренний угол. Сюда завтра будет перенесена платформа, а пока ночевка на старом месте. Мошников с Калмыковым в середине дня вынесли часть груза к первому туру. Сегодня пройдено 70 м. Темп непрерывно нарастает: сначала за день было пройдено 30 м, потом 50, 60, 70 м. Чем выше - тем круче, но тем чище маршрут. Это, видимо, и является основной причиной ускорения. Однако, сегодня уже пятый день восхождения, пройдено чуть больше половины стены, а ведь есть еще и "крыша". Капитан с вечера готовится к работе завтрашнего дня, полон решимости поднять темп.

20.02. В 7.00, забрав 3 веревки, первая связка начинает движение. Над верхним концом перил 20 м слегка нависающего камина. Преодолев снежную пробку, Толя быстро проходит его свободным лазанием - скалы сухие и чистые. Отсюда первой двойке открылась грандиозная панорама верхней части стены: нависает огромное скальное зеркало, прорезанное 100-метровым камином. Остаются позади следующие 60 метров - здесь относительно несложно. Над головой карниз, в нем расщелина - это начало камина. Но маршрут выводит чуть выше и левее этой точки. Здесь под навесом - полка, заваленная здоровенным сугробом, куча шлямбурных крючьев. Здесь обычно бивак, с которого день или два обрабатывают камин. Сейчас камин на удивление чист - нигде ни порошинки снега, ни пятнышка льда. К началу камина ведет узкая прерывающаяся полочка на нависающей стене. Толя проходит ее "маятником" и выходит в камин. Но он нависает и расширяется наружу - передохнуть здесь не удается. Положив закладку, Мошников начинает движение вверх в камине. Калмыкову слышно лишь его напряженное дыхание. Пение крюка под молотком, веревка перестала двигаться - отдыхает. "Как там дальше, Толя? - Тяжелый камин, но ничего пашем по-маленьку." Первые 30 метров камина "вспаханы" к 15.00. Темп движения настолько велик, что вторая связка, занятая тяжелой работой по перемещению бивака на новое место, не успевает поднести веревки. Первая двойка спускается и включается в установку платформы, которая здесь целиком висит в воздухе. Однако, это не влияет на комфортабельность бивака - в этом преимущество платформы.

21.02. Снова лидирует Мошников. В 12.00 он выходит на "крышу" - знаменитый верхний камин маршрута Мышляева пройден первым участником группы за 3,5 часа почти целиком свободным лазанием - отличный результат даже для лета.

Через 2,5 веревки, в основании ледового гребешка останавливаемся, рубим площадку под палатку. В 16 часов нас впервые за последние 6 дней освещает солнышко, уже закатное. Ночевка лежачая, но не такая удобная, как на платформе." Остановимся здесь на минутку. Что же такое, все-таки, 6-ая категория трудности? Сухие строчки "Правил соревнований, классификации маршрутов, организации и проведения восхождений в СССР" определяют ее так: "Предельно трудный рельеф; очень маленькие зацепки для рук и ног; требует исключительной силы рук (фаланг пальцев); преодоление этого рельефа свободным лазанием лучшими скалолазами в лучшей спортивной форме, при благоприятных условиях, при современной экипировке означает хождение на грани срыва." Разумеется все это летом. Никому и в голову не приходило определять 6-ую категорию для зимы. Так как же проходят ее зимой? Вот как об этом рассказывает Мошников: "После полки с трудом заклиниваюсь в камине. Мне показалось, что камин выдавливает меня, и судорожными движениями рук и ног я втискивался все глубже и глубже, пока не почувствовал, что не могу дышать. Пот выступил на лбу, несмотря на мороз, и я медленно-медленно вывесился наружу, изо всех сил стараясь удержаться на засунутой в щель руке. "Если сейчас же не достану закладку - то вывалюсь" - подумалось мне, а рука сама уже отщелкивала и вставляла нужного размера сектор. {Закладка - специальной формы металлическая деталь, которая закладывается в расщелины скал и там заклинивается. Альпинист к ней прикрепляется с помощью петли из капроновой веревки, стропы или стального тросика.} Следующие метры до расширения я не помню, как пролез. А впереди 100 таких метров. Но тут уже злость пришла, успокоился. Камин как камин, бывало и сложнее. Лезу потихоньку, спиной в одну стенку, ногами - в другую. Ноги переставил, спину приподнял. Главное вниз не смотреть, да вовремя закладки вставлять. Ведь ходили же люди, лезли. Правда, не при таком морозе, ну и что. Спохватился, что правой руки не чувствую. Подвешиваюсь на страховке и прошу закрепить веревку. Серега понял. Энергично растираю кисть до боли и лезу дальше. Поневоле быстро получается. А как там иначе удержишься. Остановишься ненадолго, чтобы дух перевести, - выдавливать начинает. Скорее вверх, пока вниз не улетел."

Это были свежие впечатления о прохождении камина, а сейчас мы снова возвращаемся к отчету:

"22.02. После завтрака Толя с Витей спускаются на 5 веревок к основанию камина - сбросить наблюдателям лишнее теперь снаряжение и платформу. В 14.00 продолжаем движение вверх. Первым идет теперь Сазанов. 140 метров льда от 30 до 50 градусов. Как всегда зимой, мучения с ледовыми крючьями - с трудом входят в лед трубчатые фрезы, с трудом вычищается из них ледяной керн. Лучше всего ведут себя титановые "морковки", точнее, одна "морковка", которая есть у нас.

Погода начинает портиться: с юга накатываются облачные волны. Они разбиваются о бастионы Шхельды, отступают, но каждая следующая волна поднимается выше предыдущей. Наконец, облачное море перехлестывает через массив и медленно стекает вниз, в Шхельдинское ущелье.

После ледового склона отвесная скальная ступень, затем длинный, около 100 метров, кулуар опять ледовый. Крутизна возрастает до 60 градусов, и здесь у Вити не выдерживают, ломаются кошки. Опять лидирует Мошников. Кулуар сужается и становится круче. Напряженный момент: израсходованы все ледовые крючья, кончилась веревка, а до ближайших скал еще около 5 метров. Пока Сазанов на одной кошке по перилам подходит к страхующему Барулину, пока в темпе наращивается веревка, эти долгие минуты Толя неподвижно висит на жестком зимнем 70-градусном льду на передних зубьях кошек и клюве ледоруба. Наконец, можно двигаться. Мошников закрепляет веревку, принимает Барулина и уже в темноте проходит по скалам еще 30 метров. В это время нижняя двойка, уйдя от перил на 15 метров влево под скалы, срубает с огромного скального выступа сугроб - готовит бивак. Палатку поставить и растянуть толком не удается, она свисает с камня на 3 стороны, места мало. В 21 час четверка с трудом заползает в нее, но возня продолжается до полуночи. Около 2-х часов удается подремать, полусидя, полулежа. Томительно тянутся ночные часы, холодно. Калмыков, голова которого в палатке не поместилась и торчит "на улицу", время от времени радует: "Звезды, ребята. Небо чистое.

" 23.02. Подъем в 5.00. В 7.00 начинаем движение по перилам. Действительно, пока ясно, но очень холодно. По ощущению - где-то около -30° С. Кончает маршрут - последние 4 веревки - Калмыков. В 11.00 мы на вершине.

Нас немножко распирает внутри радостью - все-таки первая зимняя "шестерка" в СССР, да еще на Кавказе, да еще Чатын по Мышляеву - и гордостью за нас самих, за наш "Буревестник", за наш Ленинград. Сегодня День Советской Армии, и мы дружно соглашаемся с предложением Боба посвятить восхождение 40-летию снятия блокады Ленинграда. Одно только огорчает: с нами нет Юры Бейлина, который вложил пропасть сил и заботы в подготовку восхождения на Чатын, но в последний момент в интересах команды, участвовавшей в зимнем Кубке г. Ленинграда, вынужден был перейти во второй состав для его усиления. Они сделали одновременно с нами пик Щуровского по маршруту Хергиани.

В 12-00 радиосвязь. Мы поздравляем наблюдателей с праздником, а они нас с горой. Советуют спускаться аккуратно, не торопиться. А мы и не торопимся, ведь на Ушбинском леднике и ледопаде тропа. Альпинисты чуть ли не всех обществ Ленинграда побывали этой зимой в Шхельдинском ущелье. В 18.00 мы встречаемся с нашими ребятами и командой СКА на Шхельдинских ночевках.

" Вот и все, остается только добавить, что девиз "Высшая категория - зимой!" продолжает звучать. Зимой следующего 1985 года уже 2-е команды Ленинградского "Буревестника" проходят маршруты 6-й категории сложности: сборная - по северной стене пика Свободной Кореи в Киргизском Алатау (рук. Анатолий Мошников) и команда Электротехнического института - на пик Крумкол в Безенгийском районе Кавказа (рук. (Марк Башмаков). Зимние восхождения по маршрутам высших категорий сложности зовут нас!

Читайте также:

Зимние восхождения на Центральном Кавказе (опыт проведения учебно-спортивного сбора) Б.А.Барулин, С.Г.Калмыков, А.И.Мошников,1983 г.

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100