Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Горы мира > Кавказ >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Авторы: Сергей Калмыков, Анатолий Мошников, г.С-Петербург, 1984 - 2001 гг

ВЫСШАЯ КАТЕГОРИЯ ЗИМОЙ
Пик Щуровского 5Б, 1983 г.

Читайте на Mountain.ru

Высшая категория зимой
Ромб Чатына, 6 к.тр.,
Кавказ, А. Мошников,
г. С-Петербург (5.02.2001)

...Я завидую всем людям, которые в отличии от меня не видят
необходимости подвергать себя такому испытанию,
чтобы стать самим собой.
Вальтер Бонатти.

– Сережа, ведь у тебя должок перед Чатыном.
– Верно, Боря, давно это только было.
– В 1971-м. Вы тогда не дошли одной трети стены до верха. Не хочешь ли отдать должок, сходить на Чатын?
– Ни фига себе! У тебя досье что ли собрано на меня. Впрочем, до лета еще далеко. Я пока еще не знаю, что будет летом.
– Почему далеко? Месяца через три надо лезть.
- Зимой?! Ты что, обалдел?!... Послушай, Боб, какая блестящая идея! Ты сам придумал?

Такой разговор состоялся в конце октября 1982 года между одним из авторов этого рассказа и одним из лидеров сборной по альпинизму ленинградского "Буревестника" Борисом Барулиным.

Ленинградскому альпинизму тесно в жестких рамках календаря соревнований самого разного ранга – от городских до всесоюзных. Трудно секции "Буревестника" – самой мощной в городе – удовлетворять аппетиты своих молодых энергичных спортсменов. Мы участвуем в летних чемпионатах страны и города, центрального совета нашего ДСО, посылаем своих альпинистов в учебные лагеря и сборы, и все равно потребность заниматься этим мужественным видом спорта, который часто становится для многих из нас, если не основным занятием, то основным смыслом жизни, - эта потребность не иссякает.

Вообще, кажется, в советском альпинизме наступает "кризис жанра": на все сколько-нибудь заметные вершины проложены десятки маршрутов, пройдены наиболее интересные, сложные стены. Надо идти дальше, но куда? Выход есть. А что, если все это же, но зимой? Ведь в Альпах, да и в Гималаях, зимний альпинизм хорошо развит. И вот, Ленинград – единственный город в стране, который проводит свой зимний чемпионат по альпинизму. За несколько лет пройден ряд трудных маршрутов в одном из самых доступных районов - Алайском хребте. В Средней Азии зимой погода солнечная, малоснежная. Естественно, начинать зимний альпинизм нужно отсюда.

Но пора делать следующий шаг – какой он будет? Кое-кто уже давно мечтательно вздыхает: "Эх, шестерочку бы зимой. {В советском альпинизме 6 категорий сложности маршрутов; шестая – высшая.} Вот это красиво. Но..." Другие вспоминают Кавказ: "Но ведь тем же погода... Можно думать лишь о тройке или четверке, а кому они нужны". А почему, собственно, "но..."?

Да, мы знаем, что на Кавказе зимой в горах часто бывает плохая погода – снегопады, ураганные ветры. Мы знаем, что трудных маршрутов на Кавказе зимой пройдено буквально "раз и обчелся". В марте 1966 года северную стену Уллу-тау прошла команда, в которую входили известные алъпинисты – М. Хергиани, Б. Черносливин, В. Ружевский… И еще Северная Ушба по гребню – тоже 60-е годы, команда ДСО "Спартак". С трудом, со второго захода, с трагическим окончанием первой, неудачной попытки. Вот и все.

Но в конце концов, "кто предупрежден, тот вооружен". Дело в подготовке. Ведь мы ищем для себя трудностей, на грани возможного. Так в чем же дело? В Гималаях зимой не легче, а ходят же люди.

И вот, сборная "Буревестника" по инициативе Б. Барулина подает заявку на зимний чемпионат Ленинграда – Чатын на Центральном Кавказе по маршруту Льва Мышляева, 6-я категория сложности.

На что мы замахнулись? Чатын... Во-первых, его северная стена по ту, южную, сторону Кавказского хребта, идти два дня через перевал. Это летом. А зимой? Во-вторых, там такой "котел", окруженный хребтами и гребнями, где постоянно висит облако. Эта черная стена имеет в высоту 500 метров сплошных отвесов, а верхние 120 метров даже нависают. Ночевать негде. На стене нет ни одной площадки под палатку. Да и после стены – еще метров 500-700 по крутым гребням, залитым жестким зимним льдом, до вершины высотой около 4300 метров. Ну и спуск, наконец, тоже не подарок. Были случаи, собирал он себе кровавую дань среди самых опытных.

В 1959г. сразу две команды под руководством талантливейших альпинистов, которые явно обгоняли свое время, – Андрея Снесарева и Льва Мышляева – проходят два первых маршрута на северной стене Чатына. Маршруту Мышляева, проложенному по вертикали прямо вверх, по системе больших расщелин-каминов, было суждено стать, пожалуй, самым знаменитым на Кавказе. Первовосходители прошли его чисто, не продолбив шлямбуром ни одной дырки в скале, не забив ни одного шлямбурного крюка, пользуясь лишь естественными неровностями рельефа (здесь и ниже: так мы тогда считали, позже, прочтя отчеты первовосходителей, узнали, что и им пришлось забивать шлямбурные крючья – прим. 2001 г.). {Применение шлямбурных крючьев для прохождения маршрута допускается, но не одобряется в альпинизме. Это – отступление перед природой, нарушение неписаной этики спортивного альпинизма.} Этого нельзя оказать о большинстве их последователей. К 1970 году нижняя часть маршрута источена десятками шлямбурных крючьев, применялись новейшие наборы титановых крючьев, современные легкие веревки, но... Грозный верхний 120-метровый нависающей камин требовал, в первую очередь, умения лазать, уверенности в себе, крепких нервов. Он отметал все притязания и наших, и зарубежных альпинистов. Лишь в 1970 году – второе прохождение маршрута. За это – команде альплагеря "Шхельда" – золотые медали чемпионов страны.

До нас набралось всего 6-7 групп, прошедших летом маршрут Мышляева на северной стене Чатына. А мы на такой объект замахнулись зимой. "Полюбить – так королеву! Проиграть так миллион!"

К нашей заявке отнеслись по-разному. Самые уравновешенные советовали: "Хорошее дело. Но Чатын вам с первого раза не одолеть. Возьмите запасной объект полегче. Пик Щуровского, например." Мы согласились. Все может быть. Другие непринужденно спрашивали: "Вы что –чокнутые?" Третьи… третьи сразу поняли красоту идеи – высшая категория зимой на Кавказе, – а главное ее реальность. И команда, тоже "Буревестника", но клубная – Электротехнического института, – заявляет маршрут на вершину Дых-Тау 5Б категории сложности. Попроще Чатына, но зато в самом высотном районе Кавказа – в Безенги. А 5 км над уровнем моря – это уже и кислородное голодание, и ветер, и мороз. Забегая вперед, скажем, что ребята успешно прошли заявленный маршрут. И главное, конечно, то, что руководство ленинградского альпинизма – опытнейшие С.М. Савон (председатель городской федерации) и К.Б. Клецко (гос. тренер спорт. комитета), – понимая, что за зимним альпинизмом будущее и веря в силы нашей команды, не отнеслось к такой заявке как к безрассудной. Убедившись, конечно, в продуманности тактического плана восхождения и серьезности подготовки.

Ну, а для нашей команды зимний Чатын - это выношенная и выстраданная за долгие годы идея. Все началось со студенческих сборов в зимние каникулы. Была наука альпинизма и наука, которую мы получили от замечательного человека Е.А. Белецкого. Ленинградский "Буревестник" очень любил приглашать Евгения Андриановича руководителем зимних сборов. Первая зимняя стенная 5Б в 1978 году, выигрыш зимнего чемпионата Ленинграда в 1981 и 1982 годах... К зиме 1983 года команда готовилась особенно тщательно. Заиндевевшие бастионы Петропавловской крепости над ледяной ширью Невы, облитые льдом стволы 30-метровых елей в Кавголово, наконец, заснеженные и обледенелые скалы в Выборге и Кузнечном, – мы побывали везде.

В середине января 1983 года мы приехали в альплагерь "Шхельда". Нас приняли радушно, разместили в учебной части лагеря. Панорамы отвесов Ушбы и Чатына, памирских гигантов, фотографии известнейших советских альпинистов - все это настраивало на рабочий лад.

Однако, первый же выход показал, что зимний альпинизм на Кавказе - и впрямь непростое развлечение. За день с трудом успели пройти до середины Шхельдинского ледника – ночевок Аристова – и, поставив лагерь, вернуться обратно. Во втором выходе до Шхельдинских ночевок в верховьях ледника шли два дня, а летом тут 6 часов. Снега мало, морена обдута ветром, торчат камни, лыжи применить не удается. Но все ямы, провалы, трещины забиты снегом. Постоянные падения, постоянная неуверенность в каждом шаге.

По-настоящему мы хлебнули лиха в третьем выходе. Видимо, убедившись в нашей настырности, Кавказ решил поговорить с нами всерьез и встретил своим дежурным блюдом – ветер, скатывающийся по трубе Ушбинского ледопада, секущая лицо поземка, туман и видимость от 10 до 50 метров. Мы шли двумя группами. Одна из них намеревалась подняться по ледопаду на Ушбинское плато и сделать два тренировочных восхождения. Ледопад оказался сильно разорванным – огромные трещины пересекали его от края до края. Продутый постоянными ветрами лед и жесткий фирн требовал аккуратной ходьбы на кошках. Трещины часто были перекрыты ненадежными мостами из снега и битого льда. Наверху путь преградил сплошной 20-метровый ледяной барьер, который пришлось проходить в лоб. Группа дошла только до нижнего края плато и повернула вниз. На хождение по леднику туда и обратно потребовалось 4,5 дня с тремя ночевками на самом ледопаде! А летом прохождение ледопада требует 3 часа. Вторая группа – двойка Барулин и Сазанов – ушла на разведку перевала Ложный Чатын, нашего пути под стену. За три дня они его даже не увидели. Видели лишь лавины, которые выкатывались из тумана.

Мучительное возвращение побежденных. Неделя работы впустую, мы отброшены на исходные позиции. Впрочем, нет. Стоит лагерь на леднике, желтеют две высотные палатки на Шхельдинских ночевках под пиком Щуровского. А самое главное, мы уже знаем, что почем.

Два дня отдыха в "Шхельде". Времени на Чатын уже не осталось, мы решили сделать восхождение на запасной объект – пик Щуровского, по западной и северной стенам. Он близок, бастионами врезается в ледник. Маршрут начинается в 3-х часах ходьбы от базового лагеря на Шхельдинских ночевках. Правда категория сложности у него не 6-я, а 5Б.

В короткий просвет хорошей погоды мы смогли теперь уже быстро подняться на Ушбинское плато и сделать тренировочное восхождение на пик Щуровского с юга, по пути нашего будущего спуска.

29 января группа в составе 8-ми человек начала работу на стене пика Щуровского. Девять дней восхождения и спуска с горы потребовали от нас всех запасов физических сил, воли и оптимизма, которые мы имели. Мы лезли по нависающим гладким плитам и залитым жестким льдом крутым склонам, часами мерзли в дышащих холодом скальных расщелинах и раскачивались под ударами ветра, вися на веревках над пропастью. Читатель спросит: "Но хоть с погодой-то вам теперь повезло?" Давайте почитаем о погоде в отчете о восхождении.

29.01.83. Сегодня первый день работы на маршруте – обработка… {Начальный этап восхождения, когда на маршрут выходит только одна связка (2-3 чел.) и после прохождения нижней части и навешивания перил на ней возвращается в лагерь под маршрутом. Занимает обычно 1-3 дня в зависимости от сложности и протяженности маршрута.} Погода испортилась еще вчера. Сегодня сильный ветер, туман. Поземка сечет лицо, не позволяет открыть глаза. В ее мутных струях еле видны края бергшрунда… {Подгорная трещина, которая возникает между подвижным телом ледника и неподвижным фирновым склоном.} Взаимодействие в связке затруднено погодой: колкий снег не позволяет смотреть наверх, видимость временами пропадает вовсе, шум ветра исключает голосовую связь. Только движение веревки дает представление о работе партнера.

30.01.83. Тройка приходит в сильный ветер, но при голубом небе. Однако уже через два часа – туман, видимость около 200м. Кажется, что в трубе Ушбинского ледопада ветер с плато не стихает никогда. Хорошо еще, что не очень низкая температура: -10° С в базовом лагере...

31.01.83. Погода удивительна в своем постоянстве – опять туман, снег, ветер… К 18-ти часам обработчики возвращаются в базовый лагерь. У Иванова полосы обморожения на лице...

02.02.83. Погода – надоело говорить. Неужели никогда не кончится этот вой ветра, этот туман, и снег?

Испытания не переставали преследовать нас даже после выхода на гребень, когда все самые трудные участки маршрута были пройдены. Обратимся снова к отчету.

Запись от 05.02.83 – это последний день нашего восхождения: "В 11.00 Барулин, вешая на крюк рюкзак, упускает его. Рюкзак с грохотом пролетает мимо остолбеневшей группы и скрывается в пропасти за перегибом. Утеряны палатка, примус и, что самое главное, кошки Барулина."

Ну и как же кончилось это путешествие? Снова открываем отчет.

Тот же день 05.02.83: "В 17 часов наверху, на перегибе вырастает фигура Сазанова с поднятым ледорубом – это вершина... На вершине стоять невозможно – ураганный ветер, холод. Руководитель (Калмыков) вкладывает в тур заранее приготовленную записку. Момент напряженный – что предпринять дальше? Ночевать на вершине или спускаться ночью по хорошо известному гребню 2А категории сложности, в пещеру на Ушбинском плато? Вспыхивает спор. Последняя связка в 17.40 еще не вышла на вершину, {В это время года темнота на Кавказе наступает примерно в 17.30.} гребень спуска ледовый, а Барулин без кошек. Наконец, ничего не видно – ночь, туман, снег, а на плато трещины, да и пещеру надо еще поискать. С другой стороны, в такую погоду ночевать на гребне в одной палатке на восьмерых – можно замерзнуть. Все-таки командир принимает решение: ночуем здесь.

Спустившись с вершины на 2 веревки к началу ледового гребня, находим лунку, углубляем ее, с трудом на ветру устанавливаем палатку. Залезаем внутрь, попарно, лицом друг к другу садимся на рюкзаки (у кого они есть). Мягко выражаясь, ночевка не очень комфортабельная. Однако, со временем кое-как утрясаемся. Достаем примус, кипятим воду, жалкие остатки еды растягиваем на три раза (чтобы было занятие на долгую ночь). В полночь празднуем день рождения Андрея Иванова. Самые неприхотливые даже умудряются вздремнуть пару часов. Правда, просидеть в скрюченном состоянии 10 часов подряд не удается. Дважды за ночь крайним приходится вылезать наружу, давая остальным сменить позу, разогнуть онемевшие ноги и спины. Впрочем, больше 5 минут на морозе и на этом ураганном ветре не простоишь. А в палатке более-менее тепло.

06.02.83. Подъем затемно, в 6.30. Снимаем веревки, которые оплетают всю вершину, складываем палатку, надеваем кошки. Загорается зловещий рассвет. Черно-багровые тучи несутся по небу. Рваные причудливые клочья. Иногда облако тумана над Ушбинским плато разрывается, и тогда на юго-западе высоко над нами видны розовые от утренней зари, монолитные, грозные отвесы Ушбы. По другую сторону гребня, глубоко внизу мрачно чернеет заросшая льдом северная стена Чатына. Не добрались мы до нее в этот раз… Пока не добрались… Однако, этой роскоши, любоваться пейзажами, мы не можем себе позволить. В 7.30 начинаем движение по гребню вниз, и сразу становится веселее жить.

Борис идет средним в связке-тройке. У него все время перила – на ледорубах, на крючьях. Да он и сам боец: демонстрирует чудеса эквилибристики и не скользит, не падает…В 8.15 радиосвязь с лагерем… Теперь мы уверены, что завтра улетим в Ленинград.

Плато проходим без остановки. Облака опускаются, на маршруте туман. Верхняя часть ледопада обвалилась… 20-метровый спуск по веревке с отвесного ледового сброса. Дальше выходим на свои же старые следы, В 15.00 последние из нас попадают в объятия двух Николаев - Бураго и Тотмянина уже на Шхельдинских ночевках…В 16.00, встав на лыжи, отправляемся дальше.

 


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100