Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Е.В.Буянов >

Пишите в ФОРУМ на Mountain.RU

Автор: Е.В.Буянов, г. Санкт-Петербург

К 20-летию 4-го
Всесоюзного слета
горных туристов,
турбаза "Чегем"

Всесоюзный слет. 20 лет назад


Наша команда: Владимир Демидов, Владимир Черняев, Виталий Столяров, Нона Меликова (задний ряд). Передний ряд: Леонид Скородумов, Александр Воскобойник, Ирина Поташова, Михаил Вшивков.

Раннее утро, август 1984 г., турбаза "Чегем", комната-келья сборной Ленинграда по ТГТ (технике горного туризма). Спортивная команда спит на кроватях, а я, "слабак-конкурсник", притулился на полу, на коврике.

Входит один из "наших" – Леня Скородумов, из другой комнаты:

- Ребята! Пора вставать!

Длинная пауза, а затем кто-то выражает общее настроение:

- Вали отсюда!..

Невозмутимо пожав плечами, побудчик выходит. Через пять минут все начинают шевелиться, готовясь к третьему дню соревнований. Завтра команде предстоит выступление на скальном маршруте.


Читайте на Mountain.RU статьи
Е.В.Буянова:



Всесоюзный слет. 20 лет назад
О "неподобном" поведении в горах
Две юморески
Снегопад!.. Та “четверка”. Спуск с Чанчахи
Пожар в походе
Истребители аварий
Руинный марш
Рассказы бывалых
Срыв
Самодельное снаряжение
Переправа
Стихи
Рассказы
Камень!!!
Микроаварии Южного Цители
Эта непонятная авария на Эльбрусе
Тайна исчезновения группы Клочкова
Тогда ...на Орто-Каре
Лавины!
Трещины

А судейская коллегия слета будет продолжать подводить итоги конкурсных выступлений делегаций советов Федераций союзных республик. Слет имеет ранг Всесоюзных соревнований, - выступают сборные всех союзных республик, на правах которых также входят сборные команды Москвы и Ленинграда. Они и тогда имели республиканский, а сейчас - федеральный ранг практически по всем спортивным дисциплинам, включая и туризм, и альпинизм. Правда, соревнования по альпинизму тогда проводились в основном в рамках спортивных обществ, а не республик). Зачет идет по сумме мест в трех номинациях: в соревнованиях на скальной дистанции, на ледовом маршруте, и по результатам сложного зачета в конкурсной программе.

Конкурсная программа, собственно, и "поднимает" Всесоюзные соревнования до ранга Всесоюзного слета. Впрочем, высказываются и мнения, что "эта туфта" не "поднимает", а "опускает". Так или иначе, спортивные результаты все же превалировали над конкурсными, поскольку они давали две трети зачетных баллов. Конкурсы не могли иметь решающего значения и по другим причинам, - прежде всего из-за раздробленности конкурсных номинаций. Одной делегации очень трудно было первенствовать во всех номинациях, поэтому результаты в конкурсах были более "размазанными" среди делегаций. А победа хоть в какой-то номинации конкурса все же давала определенное моральное утешение тем делегациям, спортивные команды которых не смогли занять высокие места на льду и скалах. Таких делегаций было большинство… И все же, конкурсы могли повлиять на итоговый зачет всех делегаций при близких результатах команд в спортивных выступлениях. Результат этого зачета был важен для отчетности делегаций перед своими Федерациями по туризму и экскурсиям, и для отчета самих Федераций перед Центральным советом по туризму и экскурсиям… И для всех, неравнодушных к результатам выступлений своей делегации. А “равнодушных”, я думаю, там не было, хотя судьи и старались быть внешне невозмутимыми…

Со спортивной программой все достаточно определенно: надо максимально быстро пройти заявленный вариант (или варианты) маршрута с минимальным количеством штрафных баллов (которые тоже переводятся в штрафное время). Конечно, при этом "не провалиться" на срыве, или потери снаряжения. Тогда команда реально может претендовать на высокое место... Сначала ведут борьбу на дистанции за время. Потом, после прохождения маршрута, - ушлые капитаны команд ведут суровые споры с судейской коллегией за каждый балл, если было хоть какое-то сомнение в правильности его начисления... Кое-что им здесь удавалось "отстоять". Так, по крайней мере, действовал наш капитан Саша Воскобойник, - невысокий крепыш, который, я знал, запросто делает "крест" на гимнастических кольцах.

Конкурсы – своего рода культурная программа слета. В конкурсах все более "туманно": здесь зачет идет по баллам таких главных составляющих, как стенд и отчет о спортивно-массовой и физкультурно-оздоровительной работе, по конкурсу технического творчества и по зачету конкурсов художественного творчества туристов: кино - и слайд фильмы, фотографий. Песенный конкурс, насколько я помню, не состоялся (хотя в плане он, вроде бы, был). Здесь, конечно, многое зависело не только от привезенного "материала", но и от "подачи" и его восприятия жюри. И от состава жюри тоже...

Команда наша успешно, в числе первых, и пока лучше всех, прошла ледовый маршрут, - в этой дисциплине ей оставалось только ждать результаты соперников, чтобы узнать свое итоговое место. На ее результат, как на результат лидера, теперь ориентировались все команды, выступающие после нее.

Ранее, в первый день соревнований, как мог, я вместе с Тамарой Лимар (секретарем ЛКТ) постарался помочь ребятам в их выступлениях. Тамара ушла к леднику (в сторону перевала Твибер) помогать команде. В пуховом снаряжении и на пухлых горных ботинках она, миниатюрная женщина, приобрела вид очаровательной мягкой игрушки.

Я полдня, пока команда была наверху, просматривал все особенности преодоления скального маршрута, все зацепки и порядок операций. Записал замечания и нарисовал схему. Чтобы позже, перед выступлением, рассказать обо всех замеченных деталях ведущим скалолазам, - Мише Вшивкову и Володе Демидову (Курятнику). И в день перед выступлением сшил по их просьбе дополнительную обвязку для транспортировки "пострадавшего". В скальный маршрут входили элементы спасательных работ: надо было поднять, протащить по горизонтали и спустить "пострадавшего" с сопровождающим, а этот пояс и был их соединением. Остальная помощь свелась к моральной поддержке, в качестве болельщика...

Конечно, я им внутренне завидовал "белой завистью". Интересно было бы с ними выступить в команде. Но уступал я им "немного", и знал, каким немалым трудом это "немногое" дается. Схоженности с ними не было… В общем, слабак: место в компании таких трудяг, - большая честь, которую заслужить надо, став в чем-то лучшим среди них при общем высоком уровне подготовки. Они же были не просто "отлично подготовленными". Они были еще и "командой", - дружным и умелым коллективом.


Нона Меликова за ремонтом снаряжения.

В состав команды обязательно должна была входить женщина, - у нас это была жгучая брюнетка Нона Меликова, жена Миши Вшивкова. Ее основная профессия хорошо сочеталась по смыслу с фамилией мужа. Нона работала модельером у эстрадной звезды Эдиты Пьехи, и каждую неделю проектировала для Эдиты несколько новых чудо платьев (с всякими вшивками) для выступлений в концертах. Эстрадная "дива" должна менять наряды постоянно, без повторов. Таков "закон жанра".

Уже потом, значительно позже, я узнал, что Нона долго жила, как и я, на Таврической улице, в Ленинграде. На этой родной мне и легендарной улице, к слову, и сейчас живет немало бандитов и честных тружеников, на ней Эльдар Рязанов снимал "Ключ от спальни". По ней проводят исторические экскурсии “в двух сериях”. Маленькая и неширокая, - всего метров 700. Она начинается от Академии связи (в прошлом-то – Генштаб армии Российской империи! - какие генералы, разведчики, шпионы!) и заканчивается у Водонапорной башни и Таврического дворца (ныне – главной резиденции СНГ, - какие дипломаты, какая “Ах, гостиница, моя…” для них напротив…). На ней Таврический парк, дом поэтов Серебряного века, Суворовский музей, Гос. Архив и маленький тесный дворик с водосточными трубами, имеющими загадочные окна-вырезы. Открою секрет: трубы эти постоянно проверяют, как весь дворик и подъезды, на отсутствие наличия взрывчатки (что, впрочем, может никак не спасти "мерс" "крестного отца" от связки гранат "Карлсона", живущего на крыше). Жил я здесь в детстве в большом "военном" доме № 2 рядом с музеем Суворова. Моя мама была знакома с мамой Ноны, они немного общались на прогулках с детьми (с нами) в Таврическом саду. Мир тесен, - моя мама помнила Нону с детских лет. А об интересной профессии Ноны я тоже узнал позже от Игоря Николаевича Остроухова, - известного ленинградского туриста.

Запасной участницей в команде была Ирина Поташова, - миниатюрная "скалолазка" с хорошим спортивным характером и подготовкой. В делегацию входило еще несколько человек, в основном - штатные сотрудники ЛКТ (ленинградского клуба туристов) и Федерации туризма Ленинграда. В судейских бригадах слета тоже присутствовали "наши" (ленинградцы): Алексей Муравьев, Виктор Сергеев, Люба Стрелкова, Лариса Петрова... Почти все – мастера спорта (не простые, а "накрученные", в чем-то уникальные). Практически все наши судьи были, как и я, общественниками (которые вели работу в разных комиссиях ЛКТ, как общественную, не состоя в штате профессиональных сотрудников ЛКТ и Федерации). Соображения судейской этики не позволяли им публично проявлять эмоции по поводу выступлений команд и в чем-то выделять свою команду среди других. Поведение судей и качество их судейства тоже является одной из видимых сторон "лица делегации" и "духа" города, ее своеобразной "представительской частью".

Все члены делегации, - спортсмены, судьи, представители и конкурсанты, - чувствовали себя посланцами своего славного и культурного города-героя (одну небольшую улочку которого я кратко описал, чтобы показать, чего она "стоит", и что исторически за ней стоит). И старались "быть на уровне" славы города и во всем бороться с другими на равных. "Городишко" у нас очень интересный и "вредный" и в плохом и в хорошем смысле. И за то мы, его дети и патриоты, его очень любим… И несем в себе его "дух" и стиль. Но вернемся к слету.

Система подсчета результатов в конкурсной программе имела свои особенности. В большинстве номинаций баллы начислялись только за призовые места, а все команды, участники которых оказались за чертой призеров получали ноль и могли пытаться наверстать упущенное только в других конкурсных номинациях. Итоговое место команды определялось по лучшей сумме баллов в номинациях конкурсной программы. При отсутствии призовых мест общее место команды фактически определялось по месту, занятому в обязательных конкурсах по показателям туристско-массовой работы и конкурсе стендов. Представьте, уже тогда рекламе придавали немалое значение. Но вот форма и направленность рекламы, - большой и маленькой "показухи", - была совсем другой. Приятной формой рекламы был парад делегаций слета, состоявшийся в четвертый день соревнований. В форменках своих делегаций мы промаршировали на общую линейку, выслушали приветствие и информацию представителей Федерации и Главной судейской коллегии, подняли флаг слета.

Команду нашу все хорошо знали, с ней считались и с ней дружили. Особенно хорошие отношения были с прибалтами (эстонцами, латышами и литовцами, - они к нам были территориально близки и нередко приезжали на наши соревнования), а также с молдаванами и алма-атинцами (команда Казахстана).

Стенд у нашей делегации был неплохим, и здесь мы "свое" взяли (были где-то третьими или четвертыми). По показателям туристско-массовой работы мы заняли первое место. При примерно равных показателях с другими делегациями-фаворитами, у нас здесь был свой представитель в жюри. Точнее, председатель жюри этого конкурса, который не дал "своих" в обиду... Понятно, такое "обстоятельство" не может не заставить улыбнуться результатам конкурса, и "секретом" от соперников это обстоятельство не было. Но в других номинациях конкурсов председателями жюри были представители других команд, которые тоже "в меру" хранили интересы "своих", если "свои" выступали на достаточно высоком уровне...

Моей личной заботой был конкурс технического творчества. Для него привез около десятка различных образцов снаряжения. Частью это были вещи, изготовленные самостоятельно. А часть взял "напрокат" у знакомых ленинградских туристов и альпинистов. Конечно, с соблюдением всех авторских прав.

Положение с туристским и альпинистским снаряжением тогда, в 1984, было совсем не таким, как сейчас. Нынешнего изобилия не было в помине. Какое там изобилие, - купить ледоруб или карабин было большой проблемой. Изделия из плотных синтетических тканей и сами ткани были в дефиците. Очень многие вещи приходилось делать самим. Шили рюкзаки из отслуживших капроновых фильтров. Удлиняли брезентовые рюкзаки "типа абалаковских" ("абалаковским", правда, в них остался только брезент, тесьма и название). Сами шили обвязки из ремней безопасности. Вытачивали ледобурные, скальные крючья и даже ледорубы из титана. Восстанавливали ржавые ледорубы, найденные на помойках альплагерей... В общем... Романтика! Иголкой по-настоящему опытный турист владел ничуть не хуже, чем ледорубом или ложкой после обильной голодухи...

Ряд технических идей был почерпнут из иностранного опыта после посещения "заграницы" нашими альпинистами. Мне запомнился рассказ Олега Борисенка о восхождении советской команды на Мак-Кинли в 1977 году. Рассказ сопровождался показом образцов снаряжения. Здесь большинство из нас впервые увидели рюкзак с поясным ремнем, закладные элементы (закладки) для скал, молоток для ледолазания, трубчатый ледобур с точечною приваренной навивкой. Наслушались разных "чудес" о веревках, - не намокающих, мягких, светящихся в темноте, оставляющих след на снегу... Позже, в начале 80-х, мы с интересом учились на предсезонных семинарах в ЛКТ, которые вел известный альпинист-изобретатель Борис Лазаревич Кашевник (у меня случился казус: я вдруг с удивлением от него узнал, что он - отец моего одноклассника Миши).

Через некоторое время варианты многих иностранных образцов, уже с личными особенностями и усовершенствованиями (и удачными и неудачными), начали появляться в руках наших туристов и альпинистов.

А некоторые вещи имеют "чисто русское" происхождение, и мы ими можем по праву гордиться. Такова, например, "пенка" - сидушка (пендель, пенозад... и еще немалое количество названий). По тому, что где-то в 1984-85 годах мы узнавали свои, ленинградские группы, по наличию этих "пенок" под рюкзаками, можно судить, что впервые они появились в нашем городе. Видимо, потому, что танки на Кировском заводе изнутри обшивали пенополиэтиленом. А отходы выбрасывали на свалку в Татьянино, которую быстро освоили бедные туристы-студенты... Купить же в магазине этот материал поначалу было нельзя. Но потом выпуск ковриков все же освоили.

Похоже, "русское" происхождение имеет и якорь айс-фифи. На многих языках (в частности, и на английском) этого и термина-то, вроде, нет. Это, - словесный казус, русское название в английской транскрипции ("фифи" назывался крючок, на котором подвешивали лесенку на карабин с возможностью вытаскивания за собой посредством репшнура за отверстие в крючке, - якорь фифи получил название по аналогии с крючком-фифи). Правда, Виктор Подгурский (конструктор судоверфи ДСО Профсоюзов, которая производила тогда альп. снаряжение) говорил мне, что, якобы, первый образец айс-фифи появился в Италии, но там "не пошел" в массовое производство из-за своего несовершенства. А наши якобы его усовершенствовали... Но я нигде этого образца-"прародителя" не видел ни в натуре, ни в проспектах. Массово эта конструкция "пошла" у нас (якорь Белоусова и его модификации). На этот слет я привез складной айс-фифи, прототипом которого был якорь Володи Худницкого (родословная которого идет от альплагеря "Джайлык", - тогда лагерь принадлежал "атомному" Министерству среднего машиностроения).

Для конкурса я собрал свои образцы: складной якорь айс-фифи, альпеншток, накидку от дождя, техническое средство страховки (типа шайбы Штихта), обвязку с системой амортизации и еще 2-3 конструкции, которые не запомнились. Пару новых самоделок удалось получить у Бориса Лазаревича Кашевника (в том числе "Букашку-2" и снежный якорь-"плуг"). Интересную конструкцию подвесной одноместной палатки предоставил Борис Никандрович Драгунов. У Мостофина-младшего удалось получить на конкурс добротно пошитый рюкзак из лавсана. Всего набралось 10 образцов. Еще 14 образцов предоставил Саша Воскобойник, - скальный и ледовый молотки, пробка-ледобур, кошки и пр. По тем временам исполнение, дизайн его образцов было весьма высоким. Но было ясно, что жюри, конечно, будут интересовать, прежде всего, образцы, несущие техническую новизну, новые изобретательские решения. Из образцов Воскобойника наиболее интересно выглядел ледовый молоток-"шакал", выполненный по аналогии с только что появившейся иностранной конструкцией. Большинство туристов его увидели впервые. Тогда для меня такая форма лезвия показалась очень странной. Впрочем, думаю, и сейчас мало кто понимает, почему лезвие имеет такую форму. Если вглядеться внимательно, ничего особенного в ней нет: такой же клин на конце, как и у "серпа", и с таким же рабочим наклоном. Позже стало ясно, что сначала "зашакаливание" было связано с проблемами центровки айсбайлей (имевших утяжеленные рукоятки), а далее сохранилось, как рудимент моды, совсем не будучи обязательным для инструментов с достаточно легкой ручкой (таково мое мнение, а иных обоснованных объяснений я на сей счет пока не слышал)...

Перед конкурсной демонстрацией я показал образцы главным членам жюри конкурса, - двум патриархам, - Виталию Михайловичу Абалакову и Петру Ивановичу Лукоянову. Последний был известным туристом-лыжником, ведущим рублики "Техническое творчество туристов" в журнале "Турист". Прежде всего, в этот журнал мы посылали описания конструкций своих самоделок в надежде на их публикацию. И иногда это удавалось. С Лукояновым я познакомился ранее, а вот лично пообщаться с Виталием Абалаковым, - живой историей отечественного альпинизма, - было очень интересно. После знакомства они выразили желание предварительно просмотреть образцы до их конкурсной демонстрации. Вечером старики внимательно осмотрели образцы, представленные мною и членами других делегаций (“подкатившимися” заранее вместе с нами), и выслушали объяснения технических особенностей новых конструкций.


Жюри конкурса снаряжения: Виталий Абалаков, Леонид Директор, Юрий Мордвинов, Петр Лукоянов.

Было ясно, что решать по этому конкурсу будут в основном они двое вместе с третьим москвичом, - Леонидом Директором, хотя в жюри входило еще несколько человек, в том числе и Юрий Мордвинов от нашего клуба, - он судил преимущественно конкурсные палатки. Палатки в конкурсе шли отдельным зачетом в “разделе Б”. Считалось, что их трудно сравнивать со всякой “железной” и “швейной” мелочевкой…


Абалаков и Лукоянов изучают палатку.

При обсуждении Воскобойник немного поспорил с Абалаковым насчет преимуществ и недостатков тяжелого скального молотка весом более 1 кг. То, что автор считал преимуществом, Абалаков посчитал недостатком. Прийти к соглашению не удалось, - даже такое простое свойство конструкции вызывало различные мнения мастеров.

При конкурсной демонстрации (на четвертый день слета) я вел себя скромно, стараясь не выпячиваться, и за это получил жестокий нагоняй от Тамары Лимар ("Как, это председатель жюри, - ты должен ловить каждое его слово, ты должен ему выложить все..."). Но Тома просто не понимала, что я уже "все сказал" и "все выложил", а повторять это опять Абалакову и Лукоянову было бы не совсем этично. Другим членам жюри и зрителям я старался объяснить все особенности. Конечно, штатные сотрудники ЛКТ и Федерации очень обостренно переживали все наши неудачи и промахи: результаты слета для них были прямыми показателями работы и отчетом перед начальством, которое на них "давило" (с учетом тяжелого опыта прошлых побед). Я, как и другие общественники, такой "дополнительной" тяжести не чувствовал, хотя глубокую ответственность ощущали, конечно, все члены делегации. Равнодушных среди нас не было.


Конкурсный показ образцов снаряжения.


Воскобойник представляет образцы, а Ирина входит в роль "заинтересованного зрителя"

Было очень интересно посмотреть образцы снаряжения, представленные другими. И то, как они их "подавали". В общем, шел интересный процесс взаимного общения и "обогащения" идеями и в этом, я полагаю, был главный смысл всего этого конкурса. Тогда у нас не было таких коммуникационных возможностей, как сейчас. Тогда не было ни Интернета, ни многочисленных доступных изданий. С большим трудом и с опозданием до нас доходили только отдельные иностранные проспекты и журналы... Конкурс на слете был истинным кладом: можно было увидеть сразу более 200 образцов снаряжения, представленных самодеятельными конструкторами.

На полянах турбазы и под деревьями раскинулся целый лагерь из самодельных палаток, - их было более тридцати. Тогда начали появляться каркасные палатки, хотя в основной массе использовались "памирки" ("серебрянки"), разного типа "домики" и "пирамидки", установленные на стойках. Из всех представленных конструкций почему-то запомнилась одна. Это была обычная палатка-домик, по форме, как стандартная "брезентушка". А вот материал, из которого она была сделана, был необычным. Это был тот самый легкий "клетчатый материал" (5´ 5 мм), из которого сейчас шьют белые хозяйственные мешки, например, для упаковки сахара или строительного мусора... Голь на выдумки хитра: из чего только не делали мы наше снаряжение! Я поинтересовался у хозяина, промокает ли данная палатка. Он ответил, что почти не промокает и, главное, почти не намокает (материал мало впитывает влагу), и быстро сохнет. А по весу существенно выигрывает у брезентовой (примерно в 2 раза)...


Демонстрация на конкурсе палаток (раздел Б)


Конкурс палаток (раздел Б).

В свою очередь, я продемонстрировал в действии палатку-спальный мешок-рюкзак-гамак Драгунова, растянув ее между деревьев и улегшись внутрь. Этот пуховый чудо-гибрид вызвал искренний интерес зрителей. Но на жюри подействовал слабо... Как, впрочем, и большинство остальных наших конструкций. Жюри позже отметило из "наших" грамотой только Воскобойника за ледовую пробку (вкупе, видимо, с молотком-"шакалом").

Наконец, просмотр образцов закончился. Жюри отобрало 7 конструкций, в число которых попал мой (с В.Худницким) якорь-фифи. Но призового места он не взял. Первое место досталось автору небольшой клеммы-зажима (кажется, из Свердловска), прототипу нынешней клеммы TIBLOC фирмы PETZL. Жаль, что эту конструкцию тогда не усовершенствовали и не внедрили. Появилась она лет на 12-14 раньше TIBLOCa. Одной идеи мало, нужна работа и работа по ее реализации!

Жюри отметило также конструкции рюкзаков (из Москвы) и палатки по разделу Б.


Скалодром соревнований. Показ дистанций и ограничений.

Соревнования же продолжались. Наша команда вернулась со льда, прослушала инструктаж судейской коллегии по скалам и заявила свой вариант маршрута. День прошел в приготовлениях. Нона и я поработали иголками. Ребята собрали и аккуратно уложили в бухты основные веревки.

Просмотрели и обсудили особенности маршрута. Интересно: наверху требовались три самостраховки после снятия страховки, - и своей, и судейской! Иначе – штраф, или даже снятие с соревнований.


Инструктаж судей по условиям соревнований на скальной дистанции

Инструктаж судей по условиям соревнований на скальной дистанции.

Не допускалось находиться там без судейской самостраховки (даже с двумя собственными) и без собственной. Попробуй-ка нарушить порядок перестежек!

Вечером Воскобойник провел собрание команды с участием и присутствовавших членов делегации. В числе прочих он поднял вопрос: "Дать ли молдаванам снаряжение?" Молдаване собирались идти выступать на лед и попросили дать им несколько образцов (прежде всего, якорей айс-фифи) из тех, которые у нашей команды были лучше, чем у них. С молдавской командой еще ранее сложились теплые, дружеские отношения, но все же, - понятно, - помочь возможным соперникам без одобрения своей команды капитан не мог. Команда поддержала капитана, и молдаванам отдали то, что они просили. Я внутренне тоже одобрил такое решение, - обычные, простые человеческие чувства не должны уступать желанию "победить, во что бы то ни стало". Есть поступки, которые облагораживают душу, а есть такие, что её опускают. Эффект же от выступления молдаван и, быть может, от этого решения, потом оказался интересным...

Вечерами на турбазе проводился конкурсный показ кино и слайд фильмов, и отдельные тематические выступления. Запомнился рассказ Виталия Абалакова. Он кратко изложил историю своих восхождений, свои взгляды на развитие альпинизма и горного туризма. Первыми фразами он расположил к себе аудиторию из туристов-горников, и стал среди нас "своим". Туристы выслушали его с неподдельным интересом. Запомнилась, в частности, фраза, по смыслу звучащая так: "...Я считаю, что по уровню подготовки надо приравнять разряд кандидата в мастера по горному туризму к первому разряду в альпинизме..." В те времена в федерации альпинизма подобные мысли считались откровенной "крамолой".

Большинство конкурсных фильмов (из слайдов и на 8 мм кинопленке) показывалось с музыкальным сопровождением, "под магнитофон". Здесь были и срывы, и казусы. Так, по залу пробежал характерный смешок, когда песня Высоцкого "Ну вот унялась дрожь в руках..." зазвучала в пятый или шестой раз... Сейчас трудно поверить, но ведь тогда в продаже совсем не было ни кассет, ни дисков с записями. Пластинок с песнями авторов-исполнителей было очень мало. Любители почти все песни где-то доставали и перезаписывали сами. А указанную песню я там услышал впервые.

Спортивная команда наша числилась в числе фаворитов по итогам предыдущих слетов. У нее, пусть и в несколько другом составе, результаты были весьма высокие, она не раз первенствовала. Что не могло не избаловать спортивное начальство, - оно начинает считать высокий результат команды чем-то само собой разумеющимся... А ведь и стать первым, и сохранить лидерство, - задачи одной сложности, прежние достижения практически не облегчают решение новой задачи. Именно поэтому прошлые победы лежали "тяжелым грузом" ответственности.


Момент соревнований на нижнем участке скал, - спасработы

Были у команды ранее и отдельные "провалы". На одном из соревнований не смогли удачно продернуть веревку после переправы через реку. Веревку заклинило. Безуспешно повозились, бросили веревку и побежали на финиш. За потерю веревки команду сняли. Закон жестокого отбора! Один серьезный промах или заминка на одном техническом препятствии, одна ошибка одного участника ставит крест на всех усилиях команды. Такие случаи запоминаются с болью и горечью, но не всегда позволяют избежать похожих ошибок в будущем…


Момент соревнований на среднем участке подъема

Переправа кажется не слишком-то сложным препятствием, - технически она является элементом полосы препятствий пешеходного туризма. Для нее требуется только четкость и быстрота, отсутствие шероховатостей, замедляющих скорость передвижения… Вот и здесь "шероховатостей" не удалось избежать.

Команда наша начала выступление неплохо. Миша Вшивков влез без особых задержек. Достаточно быстро подняли "пострадавшую" с сопровождающим на нижнем участке. Большинство команд, конечно, поднимали девушку: и по весу меньше, и на силе экономия. Володя Демидов неплохо пролез на верхнем участке. Но, к сожалению, и в этот раз команда немного замешкалась вроде бы на простых вещах: на "прогоне" (подтяжке) всех участников вверх, на переправе (она была установлена на верхнем вертикальном участке) и в конце маршрута, на спусковой его части.


Болельщики, зрители…

Концовку прошли не слишком быстро, как будто все очень устали... Может, что-то такое и было.


Момент скальных соревнований на верхней переправе и спусковом участке

Общий "расклад" суммарного результата всей делегации теперь, после двух выступлений команды и в конкурсах, зависел от того, как выступят главные соперники и остальные команды в дисциплинах. Сумеют ли другие оттеснить нашу команду с первого места на ледовой дистанции? Каким будет ее итоговое место на скалах? Осталось ждать результаты других команд и итогов отдельных конкурсов.

На скальной дистанции нас стали активно теснить. Результат опустился на пятую, потом на шестую позицию, а потом "пополз" еще ниже и ниже. Соперники выступали сильно, - стали видны и отдельные наши тактические и технические промахи. Было заметно, что в целом ряде команд-соперников мощный состав скалолазов. Ведущими были сильные перворазрядники и кандидаты в мастера по скалолазанию, имеющие не только туристский, но и альпинистский опыт. Наличие туристского опыта было обязательным требованием для всех. Насколько я помню, первый разряд по туризму или участие в горном турпоходе-"пятерке" должны были иметь все члены спортивной команды.

В итоге результат прохождения нашей команды стал, кажется, девятым или десятым (из 17 команд). Где-то в середине списка. К концу соревнований стало ясно, что сыграл свою роль тактический момент: команды, заявившие прохождение по двум параллельным маршрутам, сумели выиграть по времени за счет одновременного параллельного движения участников на первых двух участках. Только такая тактика давала шанс занять призовое место. Но изначально она казалась более рискованной.

Наши надежды на общее первое место постепенно растаяли, но остались надежды на призовое место. Эти надежды питались тем, что по зачету в конкурсной программе, место наше постепенно определялось где-то в первой пятерке. И, главное, - надежды оставляли еще и сообщения сверху, с ледовой дистанции. Там наш результат оставался лучшим, - ни одна команда пока не смогла его превзойти. И уже знали, что ближайшие соперники не превзошли. Наконец, оттуда пришла радостная весть: наши остались первыми! Порадовала выступлением и дружественная молдавская команда: она выступила весьма сильно и показала третий результат. По общему же зачету молдаване к призовой тройке приблизиться не смогли, но... но они потеснили наших соперников. Не без очковой пользы для нашей команды.

Результаты определились, "осколочки" собрали. Сумма мест была, кажется, 12 (1+9+3), а может, и 13. Общее третье место. А вот интересно, что у следующей команды сумма мест всего на единицу больше... Не дали бы молдаванам кое-что из "снаряжа" "на разгон"... Не займи они почему-то третье место на льду... Пропустили бы они вперед хотя бы следующую команду (эту, эту самую, - следующую за нами), - вот и нет у нас уже этого самого общего третьего места... При общем равенстве суммы мест предпочтение было бы отдано команде с лучшей суммой по двум дистанциям. А здесь опять играла роль эта единственная позиция, которую молдавская команда не уступила... Думаю, здесь даже большее значение, чем само снаряжение, сыграла роль моральная поддержка, - молдаване с самого начала почувствовали, что они ни в чем другим командам не уступают, в том числе и по снаряжению. И они "зарядились" на хороший результат.

И так приятно вместе получить призы за лед и поблагодарить друг друга: "Спасибо, ребята, за помощь. С успехом!.."

Да, чемпионом можешь и не быть, а человеком надо оставаться...

Что можно еще сказать о том слете сейчас, двадцать лет спустя?

Хорошее было дело! И дело, конечно, не столько в занятых местах и набранных баллах, определяемых тонкими нюансами и поворотами соревнований. Дело в том, что была интересная борьба, и спортивная, и в иных формах. И было интересное, плодотворное общение единомышленников. Мы обрели новые знакомства, новый опыт. Мы обменялись взглядами и идеями. И все это способствовало поднятию и развитию туризма, не только горного. Набранный опыт постепенно дает нечто новое и неожиданное. Например, знакомство с Л.Директором активно включило меня сначала в исходный замысел, а затем уже и в написание книги "Снаряжение для горного туризма". Леонид собрал коллектив авторов из разных городов, и мы совместными усилиями написали эту книгу, вышедшую в 1987 году (в Профиздате). Чуть позже в той же серии вышла книга П.И.Лукоянова и В.Л.Света "Снаряжение для лыжного туризма". А немного раньше, в 1986 году появилась книга Лукоянова "Самодельное туристское снаряжение", - сборник публикаций из журнала "Турист". Эти книги тоже были необходимым элементом развития. Они вышли тиражами от 50 до 100 тыс. экземпляров, и на прилавках не задержались (книгу Лукоянова выпустили двумя тиражами по 100 тыс. экз.).

Да, не все конструкции, описанные в этих книгах, нашли широкое применение. Не все были технически удачными и завершенными. Но многие идеи живут и до сих пор. И немало было таких идей, которые породили новые, более удачные. Есть там и идеи, которые еще будут реализованы, но на новом техническом уровне. Процесс развития техники очень противоречив, очень неоднозначен. Вчерашний рудимент, кажущийся отжившим и безнадежно устаревшим, может вдруг найти блестящее техническое воплощение в новом качестве. А ряд идей, приведенных в этих книгах, был воплощен в иностранных конструкциях, появившихся позже. Обидно, что не у нас...

Я извиняюсь, если допустил какие-то небольшие неточности в изложении, - прошло 20 лет... Но я обещаю поднять точную статистику Всесоюзных слетов и соревнований горных туристов и опубликовать ее на сайте немного позже. Виктор Сергеев обещал в этом помочь, - такая статистика у него сохранилась... Всесоюзные слеты и соревнования были разные, - и по горному туризму, и по всем видам туризма. Разные и по составу, - были всесоюзные слеты городов-героев с командами городов по нескольким видам туризма…

Выражаю благодарность Александру Воскобойнику, - он фактически был рецензентом данной статьи и помог воссоздать для нее отдельные факты слета.

О внедрении же новых образцов в производство хотелось бы добавить следующее.

 

О внедрении образцов в производство
(небольшое дополнение)

Новая техника не сразу становится совершенной и далеко не сразу становятся понятны ее преимущества.

Вот, к примеру, закладные элементы. Они тогда появились и начали внедряться. Но техника их применения еще не была отработана, а сами закладки были еще не слишком совершенными. Первые фрэнды начали появляться именно в то время, о них знали немногие (а камалоты появились значительно позже). У нас они, вроде, впервые описаны Л.Директором в указанной книге 1987 года. Помню, что Воскобойник хотел представить тогда свои фрэнды на конкурс, но не успел их подготовить.

Каковы радикальные преимущества закладных элементов перед крючьями, тогда еще не было ясно... Сейчас-то понятно: быстрота установки на рельефе и снятия, большая механическая прочность, многократность использования (малые повреждения при использовании), высокая универсальность. Но и все эти преимущества, и их осознание появились не сразу, а по мере совершенствования конструкций и по мере накопления опыта их использования...

Новые технические средства далеко не сразу обретают и понимание, и широкое использование. Их надо разрабатывать и совершенствовать по "общим направлениям", а не путем внедрения только отдельных конструкций, приносящих немедленный экономический эффект. У многих наших производителей нет пока такого понимания. А потому по очень многим позициям мы уступаем зарубежным производителям, - провалы здесь достаточно очевидны. Не производят у нас пока хорошей обуви, почти нет хорошего "железа". Налицо пока заметное отставание в качестве спортивной отечественной одежды. Многие вещи являются повторениями иностранных конструкций "в худшем исполнении" и по более высокой цене. К этому пока что сводится наш "маркетинг". А реклама зачастую сводится к демонстрации очень привлекательных опытных образцов, от которых образцы массового производства заметно отличаются в худшую сторону. Эти отличия обычно не слишком заметны по внешним признакам. Но качество наполнителя, качество материала и качество исполнения швов - немалые составляющие.

Спору нет, - удачные иностранные технические решения и конструкции надо внедрять активно. Но не путем "ухудшенного копирования", а путем не менее активного добавления к ним и собственных усовершенствований не только технического, но и технологического плана. Только тогда мы сможем и догнать по качеству и активно конкурировать.

Такова плата за рынок! Взгляды на маркетинг у торговца и производителя реально различаются именно в "стратегическом плане". Если торговец всегда будет ориентироваться на немедленную выгоду, то производитель должен думать о завтрашнем дне. Если же производитель следует логике торговца, он всегда будет отставать. А инженер-изобретатель должен думать не только о дне завтрашнем, но и о послезавтрашнем тоже. Его мысль должна опережать и производителя, и торговца, - это все они должны понимать. Иначе инженерная мысль будет отставать.

И рисковать, и тратить средства на нововведения надо. У нас же по многим позициям очевидно нежелание осваивать и нововведения и новые секторы рынка просто по причине финансовых рисков. А финансовые риски есть везде, в любой сфере деятельности. Только сейчас среди финансовых спекулянтов сложилось представление о том, что наиболее доходный и реальный выигрыш дают денежные махинации. Эта "халява" заканчивается, - скоро большинство этих "деятелей" разорится. Паразиты всегда погибают, когда заканчивается запас гнили и "мертвятины", которыми они питаются.

Целый ряд предметов альпинистского и туристского применения не имеют массового применения, - потому затраты на внедрение велики, а ожидаемый выход мал. В этом специфическая сложность внедрения предметов туристского обихода. Ими должны заниматься небольшие фирмы с очень гибким производством.

Одежда, рюкзаки и палатки, - эти предметы все же имеют достаточно массовый спрос. Потому их производство у нас и поднялось в первую очередь. Но ряд подобных образцов, которые могли бы иметь массовый спрос, до сих пор не внедрены. У меня есть личный пример, - регулируемые палки, которые могли найти применение у лыжников, - это миллионные серии, если их "довести до ума" по весовым, эргономическим показателям и доработать технологию. Но заниматься ими не хотели даже специализированные трубопрокатные производства, для которых такое производство просто элементарно. Налицо разрыв технологической цепочки от полуфабриката до готового изделия. Не потому ли многие такие производства разорились, не имея заказа на полуфабрикат (например, в виде алюминиевой или стальной трубы)?

Еще один момент. Сама по себе новая, хорошая идея - это еще не все. Нужна и техническая и технологическая доработка, и усилия по внедрению сначала небольших, а потом и массовых серий. На каждом этапе свои сложности, и каждый этап не менее значим, чем предыдущий.

Надо понимать, что добиться высокой конкурентоспособности товара существенно проще, если этот товар обладает "собственной" новизной, - если это собственная разработка, а не усовершенствованная иностранная. У нас плохо понимают, насколько существенен такой выигрыш. Действительно, тот, кто первым появляется на рынке с новым товаром, так или иначе, захватывает лидерство. Понятно, здесь нужна определенная "раскачка", внедрение товара на рынок с постоянным его совершенствованием. Захватить таким образом сегмент рынка и удерживать его бывает существенно проще, чем при захватах его по известным позициям товаров (методами традиционного маркетинга), поскольку производитель отрывается вперед от конкурентов по показателям технологичности и качества. А при желании, - и в плане защиты авторских прав.

Да, традиционный маркетинг в области новых товаров не работает. Да, здесь повышенная зона риска и может быть "слабина" в подготовке потребителя. Который не понимает преимуществ нового товара.

Но внедрение нового необычайно интересно само по себе. Им занимаются люди творческие, неординарные. Занимаются нередко просто из "любви к искусству". Это их полет. Это настоящие новаторы. Секрет успеха, думаю, состоит в объединении усилий всех: и торговцев, и производителей, и инженеров-изобретателей, и испытателей-спортсменов...

Собственные разработки обладают и еще одним важным преимуществом перед иностранными: для них известна технология изготовления. Автор, так или иначе, ее продумывает и предлагает свои решения, и помогает ее усовершенствованию. Эта технология базируется на собственных возможностях производства, и потому может не требовать таких серьезных затрат на модернизацию производства, как импортные образцы. Эти иностранные "штучки" порой несут столько скрытых секретов, разгадать которые сразу очень непросто. Для этого требуются и время, и серьезные усилия. Нередко, и очень специальное оборудование. А без всего этого нет ни качества, ни конкурентоспособности. Я с этим хорошо знаком, я этим занимался...

Управление – сложная наука. А управление качеством товара – вещь очень многозвенная. И роль инженера, - и изобретателя, и технолога, здесь ничуть не меньше, чем роль менеджера на производстве или в торговле. Просто, все они управляют разными "составляющими" товара, разными слагаемыми и его качества, и успеха (в том числе и экономического).


Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999- Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100