Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Е.В.Буянов >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Евгений Буянов, СПб

Звёздная пара советского альпинизма – Борис Лазаревич и Лариса Яковлевна Кашевник (Шибалдина)

Автором серии статей «Звёздные пары советского альпинизма» является Пал Палыч Захаров. Я взялся написать статью о «Кашевниках», семья которых мне хорошо знакома. Пал Палыч радостно сказал: «Напиши!». Я написал и попросил Бориса Лазаревича «помочь» уточнить наиболее интересные факты их биографии. Но он сказал: «Зачем, - не нужно всё это…». Статья так и пролежала несколько лет. Ушёл из жизни Пал Палыч… Но Лариса Яковлевна всё же имела своё мнение. И она помогла мне статью дописать и закончить, когда Бориса Лазаревича уже не стало…

Мастер спорта Борис Лазаревич Кашевник 03.04.1928 – 06.03.2018,
(фото 2012 дома и 1954 года в а/л «Салют» в Цее)

Мастер спорта по горным лыжам и к.м.с по альпинизму Лариса Яковлевна Кашевник
(Шибалдина, фото 2012 и 1955 г.)

Их юность «на войну не опоздала». Хотя в начале «сороковых» они были ещё в «непризывном» возрасте, они по-своему приняли участие в войне. Борис (14-летний подросток из семьи врачей – Лазаря Давидовича, доктора биологических наук и Берты Михайловны – детского врача) уехал со своим отцом, - начальником армейского госпиталя, мамой и сестрой Маей в Томск, где днём отрабатывал на заводе смену, а вечером учился в школе. Лариса, жившая с сёстрами в Архангельске, после школы шла в госпиталь с одноклассницами и помогала врачам и медсёстрам ухаживать за ранеными бойцами. Трудолюбие позволило им обоим легче пережить лишения и голод суровых военных лет. После войны, окончив школу, они поступили на учёбу в ленинградский Политехнический институт, который дал Борису специальность инженера-технолога (станкостроителя), а Лариса стала инженером-материаловедом. У Ларисы Яковлевны было пять сестёр и один брат: старшая – Валя, а за ней – Зина, Роза, Виталий, Людмила и Светлана. Их отец был Яков Матвеевич – бухгалтер, а мама – Александра Сергеевна – домохозяйка. На месте, где родилась Лариса Яковлевна, позже построили космодром Плесецк, с которого стартовали ракеты, созданные и её усилиями.

С Борисом Лазаревичем её сблизило общее увлечение горами и занятия в секции альпинизма ЛПИ под руководством замечательного тренера – Старицкого Владимира Григорьевича, - человека с необычайной биографией. Старицкий прошёл войну в отряде специального назначения Северного флота. Захватывал «языков», проводил разведывательные рейды со своей группой и совершал диверсии в тылу врага. После войны стал инженером и учёным-гидравликом, доцентом ЛПИ. У него проявились очень многогранные спортивные способности и увлечения, - он стал мастером спорта и инструктором по прыжкам на лыжах, по горным лыжам, альпинизму и скалолазанию, судьёй Всесоюзной категории по этим видам спорта. Он творчески развил систему тренировок по альпинизму, скалолазанию и горным лыжам. Тренировал спортсменов на склонах в Кавголово, на каменных парапетах ленинградских мостов, на скальных массивах под Приозерском, в Выборге и на Ястребином озере. Он превратил тренировки в увлекательные игры и соревнования с имитацией реальных действий альпинистов, горнолыжников и спасателей в горах. К примеру, в одном из соревнований скоростного спуска Ларисы, её сестры Зины и Люси Оловой в связках, снимавший этот спуск фотограф надорвал живот от смеха. Маленькая Зиночка улетела в кусты, и партнёрши её вытаскивали оттуда связочной верёвкой. Но вот когда оформили результаты, - тут уже звонко смеялась эта тройка девчонок-горнолыжниц. Поскольку их результат оказался самым лучшим, а они – победительницами. А эта маленькая «Зиночка» (сестра Ларисы Яковлевны) немного позже стала чемпионкой Ленинграда по скалолазанию и чемпионкой Академиады по горнолыжному спорту (среди всех институтов Академии Наук СССР). Понятно, - тогда современного снаряжения у альпинистов и лыжников не было, и все участвовали в тёмно-зелёных штормовках, рюкзаках и шароварах, с пеньковыми верёвками и на деревянных лыжах. Но с каким энтузиазмом!..

Старицкий Владимир Григорьевич (1915-1992)

Я уже в 70-е годы один раз участвовал в похожих соревнованиях под Сосново (в районе высоты 202 м) с запоминающейся высокой организацией и оформлением. Маршруты двоеборья лыжной гонки были проложены по необычайно пересечённой местности через лес с длинными и резкими подъёмами и спусками, с большими перепадами высот, с крутыми поворотами. Физически трасса была труднее обычной лыжной гонки (15 км для мужчин и 10 км для женщин), поскольку лыжники шли с рюкзаком (для мужчин 15 кг, для женщин – 10). В начале гонки был труднейший крутой 3-км подъём по лыжне, а в середине – стремительный спуск около километра «со свистом и с поворотами через лес. Я страшно устал, но был очень доволен, - трасса была «по мне», - я на ней «вырос» в собственных глазах. К концу дистанции я уже забыл о рюкзаке за плечами. Наша команда ЦКБМ, отличавшаяся хорошей лыжной подготовкой туристов со своим лидером – мастером спорта по лыжам и альпинистской Наташей Титковой (которая победила среди женщин), заняла командное первое место. Впечатления остались очень яркие.

Послевоенные годы стали золотым временем альпинистской «Романтики» с большой буквы. Тогда всё мастерили сами – и снаряжение, и одежду, и лыжные крепления, и подреза на лыжи. Сами делали крючья, кошки, обвязки, карабины и другое альпинистское снаряжение. Благо Борис был со станками и металлом на «ты».

Восхождения единомышленников очень сближали людей, укрепляли их дружбу, любовь и взаимовыручку. Борис и Лариса полюбили друг друга и создали семью. В 1951 году родился их старший сын Миша, а 10 лет спустя – сын Саша. В 1960-м году судьба временно забросила их в Ленинакан (Армения), где произошло землетрясение. К счастью, их дом не пострадал, хотя им и предлагали покинуть квартиру. Но куда идти на мороз с двумя детьми, один из которых был ещё маленьким грудничком?.. Печальные последствия ещё более сильного землетрясения в Ленинакане я видел в декабре 1988 года (см. «Руинный марш»). Упорные тренировки открыли Кашевникам дорогу в Большие горы и в Большие соревнования Всесоюзного ранга, - вывели через разные альплагеря сначала на высокий спортивный уровень, а затем и в элиту советского альпинизма. Они ходили в горы в разных частях Кавказа (В Домбае, в Приэльбрусье, в Безенги, Дигории и Цее), на Тянь-Шане (альплагерь «Талгар»). Они обучали альпинистов-новичков, работая инструкторами. Участвовали в спасательных работах. В 1952 году Борис Лазаревич едва не погиб при восхождении в Цее, когда группа Евгения Тура попала на вершине в сильнейший снегопад (см. «Та четвёрка. Спуск с Чанчахи»).

Альпинистский лагерь «Салют» советских станкостроителей – 50-е годы (построен по проекту альпиниста и архитектора Кирилла Барова)

В 1959 году отважная пятёрка альпинистов-инструкторов альплагеря «Шхельда» (две женщины, - Лариса Кашевник и Людмила Кораблина, а также В.Чернов, В.Савин) под руководством Б.Л.Кашевника штурмовала Ушбу. Двурогая громада вершины стояла над окружающими вершинами, открытая всем ветрам, и Лариса Яковлевна не помнила другого такого холодного восхождения. Пуховок у них не было, - одели на себя по три свитера и штормовку. Но эту защиту ветер продувал насквозь… В одном месте чуть не сорвалась: на снежном гребешке наддува ледоруб вдруг прошёл насквозь в предательскую пустоту. Осторожно отодвинулась от края наддува. Из-за неважных погодных условий задержались на восхождении, которое длилось девять суток. А продуктов взяли на шесть, - потому концовка получилась очень голодной. После прохождения обеих вершин спуск в сторону Грузии обрывался 300-метровым отвесом, на котором повесили 10 дюльферов. Верёвки тогда были всего по 30 м. В селении Мазери удалось снятый со скал вершины кусок репшнура обменять на пару свежих, ещё тёплых караваев хлеба, - что могло быть вкуснее после такого голода! Здесь встретили группу своих единомышленников, - грузинских альпинистов. А те тогда всех восходителей на Ушбу почитали, как «полубогов-героев», «небожителей», - ведь таких покорителей легендарной вершины тогда было так мало! Священное почитание неприступной вершины, как «обители духов» со временем у местных сванов перешло в высокое уважение к покорителям этой горы. Грузины быстро «сообразили» и «барана» на шашлыки, и вино, и всякие овощи для праздничного ужина. И вечером закатили в честь покорителей Ушбы настоящую пирушку и приятными «посиделками» у костра, с песнями и рассказами о восхождениях. Конечно, такие трудные, а после приятные события запоминаются на всю жизнь.

Подъём на Ушбу у скал Настенко

Оборудование бивака на скалах Северной Ушбы

По гребням – к вершине и по вершине

На перемычке между вершинами Ушбы

Ушба – современное фото Евгения Седельникова

«Магия ночной Ушбы» - современное фото Владимира Копылова с пика Щуровского

В 1960 году Борис Лазаревич с Василием Савиным стал чемпионом СССР в техническом классе восхождений на вершину Ушба Северная по 4 ребру СВ стены, первопрохождение, 5б к/тр., совершенное командой ДСО «Труд» (Москва+Ленинград+Нальчик) в составе: Снесарев А. (рук.), Барзыкин В. (Москва), Степанов Г. (Нальчик) и Кораблин Б., Кашевник Б., Савин В. (трое последних– Ленинград). Василия Савина, как ученика, Борис Лазаревич поднял до своего мастерского уровня, причём до уровня «полной взаимозаменяемости и полного взаимопонимания», как партнёра и в части использования снаряжения (всё «по размеру»). Причём Савин был ещё и «мастером на все руки», - он, замечательный по таланту слесарь, мог отремонтировать и заставить заработать любую технику, - часы, примус, рацию… В начале 60-х в составе советской делегации они дважды побывали в Альпах, - прошли стену Пти-Дрю по маршруту Бонатти и взошли на Монблан. Конечно, в такие поездки тогда могли пробиться только самые наши «элитарные» альпинисты – мастера высшего класса. На Пти-Дрю их предупредили: взойти надо до 14.00, - с этого времени по стене начинает сходить водопад. Ну, что же – взошли и спустились до «двух дня»…

«Золотой» Маршрут на Северную Ушбу 1960 года

Команда А.Снесарёва после восхождения 1960 года

Ленинградцы команды Снесарёва:


Кашевник Б. (1959)

Кораблин Б. (1960)

Савин В. (1960)

Василий Савин у памятника родоначальникам спортивного альпинизма Соссюру и Бальма в Шамони

Лариса вместе с сёстрой Зиной (старшая Валентина увлекалась водным туримом, а младшая Людмила занималась парашютным спортом) серьёзно увлеклась и горными лыжами Обе входили в сборную команду Ленинграда по горнолыжному спорту, а команды Ленинграда и Москвы на Всесоюзных соревнованиях СССР имели республиканский ранг, - на уровне всех республик Союза. Позже и спорт, и профессия свели её со многими интересными людьми, - и с Ю.Визбором, и с многочисленными профессорами и академиками – любителями горных лыж. Она стала учёным-материаловедом, кандидатом технических наук и автором 67 только зарегистрированных изобретений (а незарегистрированных, понятно, было ещё больше). Работала с академиками Королёвым, Янгелем, Челомеем, Глушко. Тогда требовалось создать очень лёгкие и прочные материалы для совершенствования ракетной техники, не уступающие по прочности легированным сталям для снижения массы конструкций ракет. И такие сплавы на основе алюминия, магния и титана были созданы. Они вместе со многими другими усовершенствованиями в 60-70-е годы позволили создать компактные межконтинентальные баллистические ракеты (с дальностью полёта более 10 тыс. км) для достижения ракетно-ядерного паритета с США. Ещё в конце 50-х – начале 60-х годов количественное отставание СССР в ракетно-ядерной области было очень значительным (только по числу стратегических боеголовок на носителях оно составляло примерно 1 к 20). Но к середине 80-х годов паритет с США в области ракетно-ядерных вооружений был достигнут. «Попробуй, не изобрети новый качественный сплав, и не защити его заявкой, - сразу всю лабораторию премии лишат!..», - так Лариса Яковлевна передала напряжённость работы в те годы. Мне она рассказала об одном характерном случае с академиком Янгелем, когда вдруг выяснилось, что в нижней опоре одной из его стратегических ракет обнаружились трещины в металле. Таких ракет в шахтах уже стояли сотни, и требовалось срочно ликвидировать дефект без снятия ракет с боевого дежурства. Пришлось срочно разработать и сделать специальные подпятники, которые ставили между ракетой и опорой, - эти устройства обеспечили более равномерную передачу нагрузки и разгрузили узел так, что трещины уже образоваться не могли. «Обороноспособность не пострадала»… Ну, а многие сотни командировок в города Союза были для Ларисы и увлекательными путешествиями, и творческими открытиями новых людей, новых идей и направлений работы. «Кооперация была примерно с двумя десятками городов Союза, где она регулярно бывала в командировках.

Не менее интересной была и работа Бориса Лазаревича по усовершенствованию и внедрению в производство различных новых станков. В какой-то момент случай позволил ему создать своеобразную методику действий, которая резко повысила производительность труда в ходе многочисленных командировок. Прибыв на незнакомое предприятие, он сразу разыскивал на нём «альпиниста», который, как «родственная душа» тут же давал ему «все концы»: людей и их связи. После чего получить нужные документы и заказы было уже «делом техники» (более подробно об этом способе работы я написал с его слов в статье «Альпинизм, как производительная сила»). Когда я попросил его рассказать о ещё каком-то интересном случае из служебной практики, он вспомнил короткую историю о шлифовке декоративных дуг-обрамлений ленинградской станции метро «Академическая». Это произошло в Советские годы. Дуги эти алюминиевые диаметром более 3 метров надо было срочно отшлифовать в рекордные сроки и закончить отделку станции к приезду какой-то делегации. Сразу стало ясно, что «завтра» это, конечно, не сделать. Как и ясно, что доказывать «это» партийному функционеру тоже бесполезно. Дело было уже к вечеру, накануне выходных. Потому вначале Кашевник избрал тактику «тихого саботажа», запросив «образец» для проведения «эксперимента». Был уверен, что срочно образец не найдут, и дело удастся оттянуть. Не тут-то было, - образец привезли уже через час! «Ну – что же, - пошли к шлифовальному станку». У станка сразу стало ясно, что «эта кривая бандура» в небольшой станок никак не влезает, да и «стены помогают», мешая её через станок пропустить. Тогда «партиец», поняв «ситуацию», сделал «казуистически-иезуитский» вывод: «Ну, раз так, - придётся эту задачу ДОВЕРИТЬ другому предприятию»… Конечно, в Ленинграде тогда было немало предприятий, где имелись более крупные станки, чем на заводе Ильича. Борис Лазаревич, облегчённо вздохнув, едва не удержался от ответа: «Спасибо за НЕДОВЕРИЕ…»

Творчество изобретателя реализовалось у Бориса Лазаревича в работе над образцами альпинистского и спасательного пожарного снаряжения. Он разрабатывал, изобретал, изготавливал, испытывал и внедрял в производство новые образцы снаряжения. Альпинисты его шутливо назвали «Букашкиным» (когда я однажды в 1988 о нём заговорил на поляне Сулоева на Памире) после внедрения нескольких «Букашек», - технических средств для страховки и для спуска по верёвке с возможностью фиксации верёвки. Совместно мы с ним разработали пару таких «букашек» и усовершенствовали конструкцию снежного якоря (типа «парашют»). Усовершенствование этих «технических средств страховки» (ТСС) шло по линии обеспечения универсальности (для верёвок разной толщины и жёсткости), - путём обеспечения нескольких режимов торможения (с разной силой) для спуска и страховки. А также по пути обеспечения удобства фиксации верёвки в ТСС (для работы при остановке) и для обеспечения возможности работы с двумя верёвками (при спуске «последнего» по двойной верёвке и при «спасательном» спуске раненого с сопровождающим на двойной верёвке).

Уже в пенсионном возрасте Борис Лазаревич основал небольшую фирму из трёх-четырёх человек, которая занималась разработкой, испытанием, внедрением и производством спасательного снаряжения для пожарников. Внедрялись новые средства спасения людей из горящих зданий. У него дома на книжной полке возник «длинный ряд» из примерно десятка золотых медалей за победу на выставочных конкурсах пожарно-спасательного снаряжения. Здесь внедрялись несгораемые верёвки из кевлара, простые беседки, тормозные устройства и устройства для закрепления верёвки для безопасного спуска людей с большой высоты с балконов и окон зданий. Испытывать снаряжение помогала ему и невестка Тоня (жена сына Миши).

«Иконостас» из медалей и призов Бориса Лазаревича с выставок и конкурсов (это – только часть…)

Книги и горы – тоже и друзья, и любовь Бориса Лазаревича. Во всех комнатах – и книги, и картины гор, и грамоты, и призы, и подарки друзей. И дом его был полон визитами друзей…

На выставке спасательного снаряжения 29.09.2005 г.: известный альпинист и спасатель Владимир Кавуненко и Борис Кашевник

Как инструктор-методист Борис Лазаревич разрабатывал рекомендации по совершенствованию приёмов страховки, средств безопасности, технических и тактических приёмов для обучения альпинистов. Активно участвовал в выставках и конкурсах, - и как участник, и как член жюри. Конечно, с большинством альпинистов-мастеров он был знаком лично. Я помню, как при упоминании о нём и его конкурсной «Букашке-2» Виталию Абалакову на слёте в Чегеме в 1984, - тот сразу ответил: «Это от «Бори»?

На рубеже 50-60-х годов в практике альпинизма появились более прочные и надёжные фалы, - верёвки с наружной оплёткой и слабо подкрученным сердечником из нитей синтетических волокон, которые заменили кручёные канаты. Сначала появились «обычные» жёсткие верёвки, а потом (уже в 90-е годы) и «верёвки-динамики». Новая техника потребовала и новых приёмов, и новых приёмов обучения технике страховки на динамических стендах, - такие испытания проводили некоторые опытные альпинисты с глубокими инженерными знаниями, в том числе Кашевник, Вейцман, Зак П.С. и другие.

В конце 70-х появились ледовые молотки с эффективным загибом лезвия, позволявшие преодолевать ледовые отвесы и ещё более удобные и лёгкие «режущие» лёд айс-фифи для ледолазания. Появились также надёжные ледобурные крючья, решившие проблему страховки на льду. Всё это «у нас» в 80-е и до конца 90-х годов в основном делалось и внедрялось «своими руками».

энтузиастов-изобретателей. А некоторая часть импортного снаряжения доставалась в международных альплагерях или у контрабандистов за большие деньги. Лишь некоторые отечественные фирмы смогли наладить выпуск современных рюкзаков, палаток и одежды. И только в конце 90-х «рыночные отношения» принесли в арсенал наших восходителей практически весь арсенал иностранных фирм, включая верёвки, жёсткие скальные крючья и закладные элементы (фрэнды, камалоты), компактные примусы и горелки, одежду-мембранку из гортекса и термобельё, регулируемые палки, превосходную обувь, каски и кошки, платформы для ночлега на отвесах и средства связи. Все эти интересные процессы - на памяти нас, ветеранов (поколения наших отцов и нас, следовавших за ними). За это время появилось снаряжение, о котором мы не могли и мечтать даже 25-30 лет назад.

Запомнилась как-то фраза Бориса Лазаревича, сказанная сыну Саше насчёт ледового молотка: «Тебе этот «молоток» готовым «легко достался»…». Сказанная с присущим Борису Лазаревичу тонким чувством юмора, - с которым он обычно ведёт свои рассказы. Да, - вот так молодёжь легко и, подчас, немного пренебрежительно берёт и воспринимает новую технику, не вполне понимая сразу, какой нелёгкий и долгий путь был проделан и сколько вложено труда для её создания. А без этого тернистого пути не было бы её, новой техники, которая сейчас позволяет молодёжи выступать на столь высоком спортивном уровне.

Меня семья Кашевников знала с конца 60-х, - знала, как одноклассника их старшего сына Миши. Миша, как и я, учился в ЛПИ, куда из нашего математического «10-го Е» класса 157-й экспериментальной школы АПН СССР (ныне «гимназии принцессы Ольденбургской» по улице Пролетарской Диктатуры дом 1» – замечательное историческое название) поступило на разные факультеты семеро одноклассников.

Сыновья и внуки

Сыновья получились очень разными по характеру. Оба сына – интеллектуально одарённые, но по характеру совершенно разные. Миша – медлительный флегматик, а младший на 10 лет Саша – человек необычайно подвижный, с «взрывной» энергетикой. Саша и его сын Антон продолжили династию восходителей, став альпинистами высокой квалификации. А дочь Саши Маша закончила два факультета С-Пб ГУ – психологический и филологический. Она очень увлеклась спортивным судейством сноуборда и горных лыж, участвовала в судействе Олимпийских игр в Сочи и в Корее.

Сын Миши Алексей стал высококлассным программистом, у него сейчас две дочки – 6-летняя Маша и 3-хлетняя Полина. Дочь Миши Катя стала инженером по компьютерному дизайну и сейчас работает на Мальте (прошла туда по большому конкурсу).

В 1994 году Саша Кашевник получил серьёзные обморожения на траверсе Короны (Западный Тянь-Шань) и у него началось «сухое» отторжение стоп ног. Врачи «расписались» в своём бессилии и не стали ампутировать стопы только потому, что «гангрена» пока была «сухой». Тогда родители использовали последнюю свою надежду: прибор-биостимулятор «СКЭНАР». Его действие ДЭНС (динамической электронейростимуляции – более простым и более дешёвым прибором без обратной связи является приборы серии ДЭНАС) основано на повышении активности иммунной системы организма, которая угнетена течением болезни и без стимулирования не может с ней справиться. Своеобразное «иглоукалывание» электрическими импульсами в определённые точки тела. Первый месяц Борис Лазаревич лечил сына днём и ночью практически непрерывно. И розовая граница живой ткани ног медленно, но верно наступала на омертвевшие участки. Через 16 дней Сашу показали врачу, который удивился результатам лечения, - ранее он считал, что ноги спасти не удастся. «Но, всё же пальцы придётся ампутировать», - сказал врач. Но ещё через две недели стало ясно, что и пальцы спасены. Два месяца активного лечения и тренировок позволили Саше не только одолеть болезнь, но и полностью восстановить спортивную форму. Врачам это показалось чудом. Летом 1995 года Саша вместе с Сергеем Марининым (команда «С-Пб-1» - оба воспитанники секции ЛПИ) принял участие в первенстве России по альпинизму в снежно-ледовом классе. До этого они шли через чемпионаты страны, перепрыгивая вверх через «ступеньки»: 11-е, 7-е, 5-е места. На этот раз их двойка за 8 суток прошла 3 «шестёрки», причём последняя, - на Западную Шхару по маршруту Бланковского, - имела высший рейтинг среди всех восхождений в рамках Чемпионата РФ. Соревновались в первую очередь с кемеровской связкой Александр Фойгт – Анатолий Шлехт. Им в этом 1995 отдали первое место, а связке Кашевник-Маринин – второе, посмертно (А.Шлехт погиб в 1996 на Макалу, а Александр Фойгт погиб в 2006 на Чогори - К2). Все маршруты «шестёрок» (Крумкол по Колчину, Мижирги по Шевченко) связка Кашевник-Маринин прошла за день, - это был феноменальный результат. К примеру, маршрут Бланковского на Зап.Шхару первовосходители шли 6 суток. Но в судьбе альпиниста триумф и трагедия могут оказаться совсем рядом, - на одном неверном шаге. На спуске с Западной Шхары, уже на относительно простом снежно-ледовом участке, связка Кашевник-Маринин сорвалась и разбилась (в «Энциклопедии альпинизма» ошибочно указано, что эта трагедия произошла на спуске с Дыхтау, - см. «Пока мы их помним – они живы» - журнал ЭКС, № 6, июнь 2000 г.). По всем признакам этот срыв был следствием большой усталости восходителей и, может быть, наступлению ранней психологической расслабленности после восхождения. Быть может, и спешкой для завершения восхождения и прохождения ещё одного, более простого маршрута для концовки «чемпионской серии». Многие аварии с восходителями происходят на спуске именно по этим простым и видимым причинам. Здесь играет роль и резкий «перегиб» на переходе от подъёма к спуску, - техника и тактика передвижении на этих участках восхождения существенно отличаются. «Усыпляет» восходителей и кажущаяся относительная простота спуска по сравнению с подъёмом, хотя на спуске могут встречаться и весьма сложные о очень опасные участки. И на спуске просмотреть и оценить путь вниз существенно сложнее, чем при подъёме вверх… И все знакомые мне альпинисты высказывались осуждающе в адрес устроителей Чемпионата РФ-1995, которые затеяли для молодёжи изнурительную и опасную «гонку по вертикалям» за рейтинговыми баллами по сложнейшим маршрутам Безенги, которая закончилась так трагично.

Что может быть «тяжелее» для родителей, кроме похорон своих детей?.. Но в утешение остались внуки. Сын и дочь Саши и Лены Кашевник Антон и Маша росли ребятами очень активными и спортивными. Они долгое время занимались в ансамбле танца «Карусель» Выборгского дома культуры, - этот ансамбль «отплясывал» народные танцы не хуже ансамбля Игоря Моисеева. Может, танцоры ансамбля и не были такими изощрёнными профессионалами, но молодые задор и «резкость» у них всё «компенсировали» (по крайней мере, на мой непрофессиональный взгляд). Эти занятия и спортивные тренировки дали им необычайно сильную физическую подготовку (и марафонские дистанции на лыжах они одолевали запросто). Занятия в ансамбле подарили им интересные поездки в молодёжные лагеря и на фестивали не только по России, но и в зарубежные страны.

В составе спасателей, спускавших погибших Кашевника и Маринина были Сергей Хаджинов («Хозе») и Алексей Ильюшенко ( в то время команда «С-Пб-3» из числа 11-ти команд Чемпионата РФ). В августе 2011 г. они вместе с сыном Саши – Антоном Кашевником при восхождении на Крумкол (по 5Б, - тоже в Безенги, - недалеко от места гибели Саши) попали в аварию. Тогда на биваке шальной камень сломал каркас палатки и, разбив каску, нанёс Хаджинову серьёзную травму черепа. Алексей и Антон в тяжёлой борьбе сумели спустить Хозе со стены и уже на леднике передали его подошедшей на помощь группе спасателей (см. «Замкнувшийся круг», ЭКС № 69, июль-август 2011 г., стр. 51). Хаджинов на спуске временно «отключался» головой, идя на «автопилоте» (на автомате подсознания) восходителя, - такие моменты спуска он вообще не запомнил (его воспоминания в сборнике альпинистов СПб «Наши горы» за 2014 г.). Сейчас Антон, выполнивший норматив кандидата в мастера спорта, продолжает альпинистскую династию Кашевников, - совершает сложные восхождения и обучает начинающих альпинистов, как инструктор. К сожалению, Алексей Ильюшенко погиб в сентябре 2014 г. на «промальпе» в результате срыва, разрыва старой стропы на зажиме-жумаре и неудачного падения с высоты 5 м с ударом головой о камень. Заменяйте вовремя силовые элементы снаряжения, коллеги, - их отказ в критический момент может стоить очень дорого! Как и отсутствие в критический момент средств защиты (каски, страховки и т.п.).

У старшей сестры Ларисы Яковлевны Валентины Яковлевны дочь Наталья Молчанова была выдающейся спортсменкой – ныряльщицей, многократной чемпионкой и рекордсменкой мира. Она ныряла с задержкой дыхания на 109 метров (помнится, знаменитый французский ныряльщик Жак Майоль нырял на 101 м)! С задержкой дыхания она пребывала под водой до 9 минут! Этот вид спорта является одним из самых опасных, - остановка дыхания или сердца под водой ведёт к быстрой гибели. К сожалению, на одном из «обычных» нырков что-то случилось, и Наталья Молчанова погибла. Да, в таких опасных дисциплинах трагедии нередко случаются не на «рекордных» достижениях, а на внешне «заурядных» тренировках. Из последних трагедий вспоминается гибель Валерия Розова, - по уровню опасности бэйс-джампинг и глубоководное ныряние на самых первых позициях – виды спорта куда более опасные, чем альпинизм…

Борис Лазаревич ушёл из жизни 6 марта 2018 года.

На «40-ка днях» Бориса Лазаревича. Слева Миша, а в центре – Лариса Яковлевна, сестра Зина, Тоня (невестка), Катя (внучка)

Лариса Яковлевна, Антон, Алексей и Елена Кашевники

Друзья и родные поминают Бориса Лазаревича (из знакомых мне – Валя Власова и Венера Курмакаева в заднем ряду)

Выступает Маша ( задний ряд – Марабина Людмила, Марабин Владимир, ?, Рита Литвиненко, ?, Власова Валя), на переднем ряду Зинаида, Антонина, Катя, Алексей,

Дальний ряд: Алексей, Катя, Антонина, Зинаида, Лариса, Миша, Тамара Савина, Маша Савина, Шведчиков Игорь, ?, Иванов Дмитрий
Ближний ряд – ? , Рита Литвиненко, ?, Валя Власова

Владимир Иноземцев, Сергей Хаджинов (Хозе) и Михаил Пронин

Вот такие они, «Кашевники» - эта «звёздная пара ветеранов и их молодёжь. Люди, живущие яркой и полной жизнью, познавшие и знающие высокую цену любви и дружбе и радость творчества, общения и труда в своих любимых делах. Люди-труженики, - яркие и творческие личности с большими талантами. Люблю эту семью, где меня всегда Лариса Яковлевна принимает с радостью, как сына – с материнской заботой и лаской…

Некоторые ссылки на публикации (остальные гиперссылки – в тексте):

  • Дмитрий Иванов, МС СССР, «Политех. Субъективный взгляд 50 лет спустя».
  • некролог Ильюшенко.
  • Б.Л.Кашевник «Схватка на Клухорском Перевале».
  • Буянов Е.В. Кашевник Б.Л. «Та четвёрка. Спуск с Чанчахи».
  • «80 лет Борису Кашевнику».
  • Евгений Буянов, инженер-физик, МС СССР, С-Пб, 18.05.2015 г.- 21.07.2018 г.


    Поделиться ссылкой

    Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
    © 1999-2018 Mountain.RU
    Пишите нам: info@mountain.ru
    о нас
    Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100