Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Люди >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Авторы: У. Бурмак, А. Карлов, В. Нелюбин, Столбы

30 лет обвалу на пике Коммунизма

"7.09.1934 г. Начали спуск. Скалы уходят назад. Грозно нависающий ледник тоже отступает.
Наградит ли он нас на прощанье лавиной или помилует? Давно уже не было больших лавин, а там наверху явно готовится огромная лавина, она уже медленно отделяется от основной массы, готовая ежечасно нарушить грохотом горную тишину. Но нас она помиловала".
Из дневника Евгения Абалакова

Самую большую трагедию красноярские альпинисты пережили в 1989 г. Тогда, во время зимнего восхождения на п. Коммунизма (9 февраля) погибли в ледовом обвале 6 участников восхождения и двое получили травмы. Прошло уже 10 лет… Ниже публикуется воспоминание одного из участников той экспедиции.


На рисунке Евгения Абалакова: Схема маршрута восхождения на пик Коммунизма.
+ - место гибели альпинистов
Завоевание командой "Енисей" золотых медалей чемпионата СССР 1988 года (за прохождение северной стены пика Хан-Тенгри) показало, что она готова к восхождениям самого высокого класса. Было решено взойти на высшую точку СССР в зимнее время. Началась кропотливая работа по подготовке: был выбран маршрут – по пути Абалакова, составлен тактический план восхождения. Каждый участник получил план тренировок и был обязан сшить комплект необходимого снаряжения. Пуховые куртки, спальные мешки, ветрозащитные костюмы и двойные кожаные ботинки с меховыми вкладышами – выдал с/клуб "Енисей". Огромная работа по организации экспедиции легла на плечи ее руководителя Н. Захарова. Он добывал финансы: договаривался с одним, другим, третьим… Часто казалось, что экспедиция не состоится, что все сорвется. Но нет, работа продолжалась с активной помощью Ю.Г. Сапожникова и постепенно близилось дело к отъезду. С формированием команды тоже не все шло гладко. Часть альпинистов не смогли поехать из-за работы и семейных обстоятельств, а некоторые испугались сложного восхождения. Вот окончательный список команды: Антипин (ст. тренер), Бакалейников, Богданов, Винарчук, Гамаюнов, Дюндик (врач), Захаров (рук.), Карлов, Коханов, Кузнецов, Кузовов, Масленников, Миллер, Пономарев, Сенашов, Середа, Смирнов (врач), Тронин (начспас), Ходырев, Шиловских (повар), Шлепкин, Яровиков. Команда была усилена еще семью альпинистами из других городов.

И вот экспедиция стартовала: из Красноярска выехал КАМАЗ с грузом, а команда вылетела самолетом. Сам перелет не обошелся без приключений: в Алма-Ате (пункт промежуточной посадки) в салон самолета не хотели пускать Кузовова – у него в кармане обнаружили дубликат штампа физкультурного диспансера. Команда воспрепятствовала вылету самолета и, после получасовой задержки рейса потраченной на переговоры, вылетела дальше в полном составе. В г. Ош нас догнал КАМАЗ и мы устремились через горные перевалы в Дарауткурган. Откуда, после нескольких дней ожидания хорошей погоды, были доставлены вертолетом на Пыльную поляну.

Экспедиция началась! Середа, Шлепкин и Карлов прокладывают и маркируют путь по леднику Бивачному, а остальные быстро ставят лагерь и включаются в обработку маршрута. Выходят: Гамаюнов, Кузовов, Винарчук, Масленников, Ходырев, а затем весь остальной состав экспедиции. Длинной лентой протянулся ледник. Подход от базового лагеря до начала маршрута занимает целый день. На леднике практически нет ветра. Зияют огромные трещины, да высоченные башни на ледопадах, зеленые из-за зимнего льда, устрашающе нависают над головами. Все потихоньку втягиваются в работу. Возвращаются одни группы, уходят другие. Боб развесил карту маршрута и всем видно, где кто находится. Экспедиция напоминала сжатую пружину, энергией которой были наши желания, амбиции и воля. Эта пружина еще только начала разжиматься и выполнять свое предназначение...

Уютен базовый лагерь! Как хорошо в нем отдохнуть после ночевок в ледовых трещинах и обдуваемых ветром палатках! Две огромные армейские палатки, обшитые войлоком с печкой на соляре, позволяют снять с себя пуховую одежду, а электрический свет от небольшого дизеля – отказаться от традиционных свечек и керосинки. Только вездесущий песок скрипит на зубах и постепенно проникает во все уголки. Да неожиданный порыв ветра срывает базу и ее приходится устанавливать снова.

Лежу в комфортной базовой палатке и читаю книгу о яхтсмене-одиночке, запомнились фраза: "Сейчас все хорошо и спокойно, но что грядущее готовит нам?". Невольно подумалось: "А я знаю, что будет – встану, поем и пойду вверх устанавливать лагерь на 6200".

А на следующий день – рация. Хриплый голос Середы сообщает о сошедшей огромной лавине на нижние лагеря и о том, что с группой Гамаюнова связи нет… С.С.


Отрывок из книги «Стать лидером». Воспоминание А. Карлова о трагедии 1989 года.

Я что-то там замешкался, крюк очередной забил посильнее. Стою. Тут чей-то голос: «Посмотри на Коммунизма». Я оглядываюсь через левое плечо, смотрю на стену – и обомлел.

Стена – она находилась всего на расстоянии километра, может чуть больше. Во взгляд не помещается. Огромный ледопад, километр шириной и высотой метров 300-400. И по нему вдруг побежали в разные стороны трещины. Вертикальные, горизонтальные. Стало всё это вниз сползать, такие огромные дома многоэтажные из белого льда. Начиная как бы медленно, но друг друга обгоняя, начинают падать. Даже не падать, они как-то оседают медленно. Настолько большой масштаб… А внизу начинает клокотать и – облако белое появляется. И вдруг из этого облака воронка получается, между нашим гребнем и гребнем, где Беззубкинский маршрут контрфорсом. В эту воронку всё начинает сливаться, и оттуда вдруг вырывается вал, огромный вал – и попёр. Прямо подо мной, метрах в 150 ниже, палатка наша красная стоит. Думаю, достанет – не достанет до палатки? А вал начинает растекаться по плоскости, туда вдаль, за маршрут Беззубкина.

Грохот стоит – не ушами слышишь, а телом слышишь. Такой рокот, гул такой, вибрация. Вал высотой метров пять-шесть. Метров пять не дошёл до палатки – палатка взмахнула своими крыльями – и всё, и исчезла под этим валом. И на валу вдруг зажигается радуга. Огромная, гигантская, километра полтора, наверное, если не больше. Дальний край ледника обрывается, и лавина вала идёт туда. И безумная пляска радуги, огромной радуги, длинной, как змея. Яркие, сочные краски, я таких и не видел никогда. Она метра, наверное, три или четыре высотой над этим валом. Вот он летит вперёд, на нём радуга пляшет. Картина, конечно, потрясающая.

Я смотрю – ближайший край вала начинает набегать на наш гребень. Он всё набегает, набегает, набегает... Радуга исчезает, и вал доходит до пика над скалами Воробьёва и раздваивается. Один рукав сбрасывается влево от гребня вниз, а другой срывается и летит на наши скалы. Я смотрю – под наши ноги начинает подниматься эта волна, белое месиво. Мужики говорят: «Оглянись!» Я оглядываюсь на пик Коммунизма – и у меня сердце зашлось от ужаса. Огромная серая пелена несётся прямо на нас. Она уже закрывает всё небо, вот она закрыла солнце, стало жутко холодно. Я начинаю соображать, что делать? Отцепиться я не успею, забежать за гребень и там как-то закрепиться – тоже. Вцепился в скалу, прячу свои ноздри, рот, глаза, уши, свои худые ручонки, пытаюсь защитить их. И вот оно – хоп, через секунду начинает давить, обжимая прямо как тисками со всех сторон. И какие-то тысячи холодных иголок впиваются в тело. Дышать невозможно, пытаюсь, а тут же ноздри забивает. Глаза пытаюсь приоткрыть – тоже самое. Ну, это длилось недолго, секунд может 10-15. Но этого хватает. На высоте 5600 дышать-то нечем. Всё-таки пытаешься, ага, вот уже светать начинает, а там уже – всё. Открываю глаза – всё. Этот хвост моментально уходит. Опять огромное синее небо. На нём тёплое солнце. Но мир уже не тот.


Стихия помешала участникам совместной экспедиции спортклуба «Енисей» производственного объединения «Красмашзавод» и газеты «Красноярский рабочий» покорить высотный полюс страны - пик Коммунизма. Шесть альпинистов - Юрий Яровиков, Юрий Кузовов, Иван Гамаюнов, Егор Ходырев, Геннадий Масленников и Андрей Винарчук - погибли. Двадцатого февраля участники экспедиции вернулись в Красноярск. На следующий день в редакцию пришли Сергей Сенашов, Валерий Коханов и Александр Кузнецов.

Вот что они рассказали:

Роковой для экспедиции день - 9 февраля - начинался удивительно хорошо. Солнце светило по-летнему ярко, небо было высоким и голубым, каким оно бывает только в горах. Стих ветер, который накануне сорвал на базовом лагере самую большую палатку экспедиции.

Жизнь шла своим чередом, каждый член экспедиции занимался своим делом. К тому времени уже были поставлены четыре лагеря: на высоте 3.900, 4.700, 5.200 и 5.600 метров.

Группа В. Середы (с ним были еще А. Шлепкин и А. Карлов) обрабатывала маршрут выше лагеря 5.600. На следующий день, 10 февраля, они должны были спуститься вниз, на отдых.

Группа И. Гамаюнова встретила утро в лагере 5.200. Он, Ю. Яровиков Ю. Кузовов, Е. Ходырев, Г. Масленников и А. Винарчук готовились к спуску в лагерь 4.700.

В 12.00 Иван Гамаюнов вышел по рации на связь с базовым лагерем:
- Мы на 5.200. Готовимся к спуску. Яровиков еще отнесет веревки на 5.400 и догонит нас.
Больше никто из альпинистов голоса Гамаюнова не слышал. И никогда уже не услышит.
Позже, когда группа В.Середы спустится вниз, А.Карлов расскажет, что около 13.00 9 февраля он разговаривал с Яровиковым. Юрий поднес передовой группе альпинистов веревки и пошел вниз догонять своих.
Больше его никто не видел.

В 15.00 на связь с базой вышел В. Середа. В нижнем лагере варился обед, припекало солнце, настроение у ребят было прекрасное. Все шло по плану. Экспедиция вышла на гребень. Группа В. Середы должна была провесить веревки до высоты 6.400, переночевать и спуститься на отдых. А оттуда до вершины рукой подать. По расчетам, пик Коммунизма должен был покориться 17-20 февраля. Но то, что сообщил по рации Середа, подняло на ноги всех:
- В 13.10 произошел ледяной, обвал. Смело лагерь 5.600. Связи с группой Гамаюнова нет. Следующий сеанс связи в 16.00.
Вообще-то маршрут, избранный красноярскими альпинистами для покорения пика Коммунизма, считается классическим. Впервые прошел по нему к вершине Е. Абалаков в 1932 году. И с того времени здесь не было зафиксировано ни одного сколь-нибудь солидного скола. По крайней мере, они не были зафиксированы в документах ближайшего контрольно-спасательного пункта, расположенного в Оше. А 9 февраля огромный снежно-ледяной пласт высотой до ста метров и длиной около километра снес все на своем пути.

Позже, когда начнут выяснять причины трагедии, станет известно, что сейсмоцентр в Душанбе 8 февраля зафиксировал подземный толчок силой в четыре балла. Ребята его не почувствовали. Но, скорее всего именно он и был первопричиной трагедии. Сила его могла быть и большей, сейсмостанция находится на значительном удалении от места работы экспедиции. Вполне возможно, что скол ледовой глыбы «наметился» еще 8 февраля, а критической массы лавина достигла только к полудню следующего дня.
- Утром 9 февраля я обратил внимание, что противоположные горные вершины стали черными, - рассказывает Александр Кузнецов. - Снежные шапки с них исчезли. Но тогда я не придал этому значения.
Так или иначе, в 13.10 произошел ледовый обвал. И на пути его следования оказались восемь альпинистов. Дело в том, что, кроме группы И. Гамаюнова, на маршруте находились Евгений Бакалейников и Юрий Смирнов. Они были на подходе к лагерю 4.600. Позже они расскажут:
- Мы спускались, когда увидели приближающуюся лавину. Было впечатление, что сразу несколько небоскребов обрушились, и эти обломки стремительно мчатся на нас. Мы попытались укрыться от лавины под «козырьком», созданным природой. Нас выбросило оттуда ударной волной. Больше ничего не помним.
Какие-то пятьдесят метров решили их судьбу. Основная масса льда пронеслась мимо, и ребята «отделались» сотрясением мозга, ушибами, переломами. Их нашли около 17 часов алма-атинские альпинисты, работающие в составе красноярской экспедиции. В 13.00 они вышли из базового лагеря на работу, их черед был обрабатывать маршрут. Е.Бакалейникову и Ю.Смирнову оказали помощь, сообщили об их судьбе в лагерь.

Алмаатинцы нашли и тело А. Винарчука. Он был мертв. Лежал лицом вниз, широко раскинув руки. Альпинист боролся до конца.

К поискам подключились все участники экспедиции. Через каждый час выходили на связь все поисковые группы. Утром 10 февраля подключился и вертолет. На нем прилетел тренер алма-атинцев Ерванд Ильинский. Нашли ботинок с надписью «Кузовов». На леднике тут и там находили обрывки одежды, палаток, спальных мешков.

Не прекратили поиски и 11 февраля. Хотя умом все понимали, что в живых не мог остаться никто. Ночью здесь температура опускается за минус сорок, и при ветре ледово-снежная «каша» смерзается мгновенно, превращаясь в монолит. Даже тело А. Винарчука, пролежавшего на льду не так много времени, пришлось вырубать ледорубами.

Вечером 11 февраля поиски прекратили. Они не дали никаких результатов, и, кроме того, нельзя было исключить возможность схода новых лавин.

К сожалению, участники экспедиции не могли использовать при поисках специально обученных собак, как это делается во всем мире. Не было у наших альпинистов и индивидуальных радиодатчиков, по которым можно отыскать, по крайней мере, тело погибшего спортсмена. И наша экспедиция - не исключение. Не имеют таких датчиков и другие советские альпинисты.

А как оснащены наши контрольно-спасательные пункты? В Оше, например, это - один человек, вооруженный рацией и «уазиком».

У А. Винарчука будет могила. А его товарищи, наверное, навсегда погребены в ледовой толще. Случается, что горы «освобождают» из своего плена тела погибших альпинистов. Летом 1988 года на пике Победы отыскали спортсменов, погибших еще в 1955 году. Сохранился даже дневник экспедиции. Но такое случается крайне редко.

Когда в Красноярске стало известно о трагедии, случившейся в горах, поползли слухи о том, что экспедиция была подготовлена в спешке, слабо оснащена. Это не так. К ней готовились как никогда тщательно. Внимательно отнеслись к проблемам спортсменов в объединении «Красмашзавод»: помогли приобрести необходимое снаряжение, выделили транспорт. В состав экспедиции вошли сильнейшие красноярские альпинисты. У большинства за плечами были сложнейшие восхождения, победы в чемпионатах страны в скальном и высотном классе.

Эта экспедиция не была авантюрой. И решились на зимний штурм высотного полюса страны красноярские альпинисты только после того, как взвесили свои силы, подготовились к восхождению. И никто им не мог помешать покорить пик Коммунизма зимой, кроме Его Величества Случая. Стихия не считается с нашими планами.

25.02.89 г. будут хоронить Андрея Винарчука. Тела его погибших товарищей остались в горах. Рядом с вершиной, к которой стремились их души.

В. Нелюбин

Иван ГАМАЮНОВ

Он покорил все «семитысячники» Советского Союза. Жил в Дивногорске, работал инженером на Красноярской ГЭС. Этот «снежный барс» был любимцем команды. И не только из-за своей общительности. Его уважали как мастера, и именно поэтому он возглавил группу.

Андрей ВИНАРЧУК

Все друзья звали его «Пух». Он действительно был чем-то неуловимо похож на сказочного героя - Винни-Пуха. И тем, что любил петь под гитару, и своим оптимизмом, и неистощимым чувством юмора.

Егор ХОДЫРЕВ и Геннадий МАСЛЕННИКОВ

Они были друзьями - эти 22-летние парни. И прекрасными альпинистами. В прошлом году они дважды поднялись на пик Ленина: с красноярцами и молодежной командой гималайской экспедиции. Им предрекали большое будущее в спорте.
И еще у них была одна мечта. В 1988 году погиб в горах их лучший друг - Василий Обухов. Нынче они хотели установить ему памятник, сделали его, но… Сегодня памятник нужно ставить им самим.

Юрий ЯРОВИКОВ

Он был «мотором» клуба альпинистов «Енисей». У него был мужской характер, и Юрочка - так его звали друзья за отзывчивость и удивительную улыбку - брал на себя в любой ситуации самое трудное. Вот и в свой последний день он вызвался «отнести» наверх веревки и догнать ребят из своей группы, хотя силы были уже на исходе, и он должен был спускаться вниз на отдых.

Юрий КУЗОВОВ

Однажды в горах молния ударила Сергея Замаева, потеряли сознание и шедшие рядом с ним Юрий Кузовов, Сергей Сенашов и Анатолий Шлепкин. И именно Юрий, еще не очухавшись толком, первым начал спасать товарища. На Замаеве сгорела одежда, оплавились защитные очки и основание ботинок. И только массаж сердца, сделанный вовремя, спас альпинисту жизнь. А потом Юрий вместе с друзьями тащил на себе раненого товарища.


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2019 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100