Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Владимир Марков >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Владимир Марков, Владивосток – Петропавловск-Камчатский

На пустом месте ничего не растет.
Как это было. Альпинисты Приморского края.
Часть 10


Ваш «покорный» слуга в это время

1993 год. Зима. Перестройка в разгаре. В альпинистских кругах Приморья начался период – «Кто на что горазд». Во всю развивается класс в России - «Новые русские». Естественно, появляются спонсорские деньги. В каких размерах? В разных. Эта тема для меня главная в этой статье. Так как я был сотрудником МЧС, то по моей персоне все было ясно. «Худо – бедно», я деньги выбивал. А альпинисты, которые были рядом? Продолжали, ведь, ходить в горы в месте. Как они крутились по финансированию своих поездок? Ладно Эйдус Сергей. Он всегда был автономен и ни у кого ничего не просил. Он все делал сам. А остальные? Вот в этом и загвоздка. Какая? Простая. Команда Гены Шафирова, под его началом, создала свой ПРОМАЛЬП во Владивостоке. Люди зарабатывали сами деньги и сами тратили на альпинизм «со своего кармана» - Общака. После нескольких выездов в Большие горы Гена понял, что с Владивостока выезжать в горы командой один МАРАЗМ. Он перевез всю СВОЮ альпинистскую – молодежную сборную в Краснодар. В этом городе ребята продолжали заниматься альпинизмом. И не только он убежал с Владивостока.


Денис Урубко, собственной персоной

Денис Урубко бросил на втором курсе Институт Искусств во Владивостоке и умакнул в Казахстан. Там, на Тянь-Шане, попробовал свои силы на пике Ленина. Что дало ему возможность сойтись с альпинистами с Алма-Аты и попасть служить в армию в этом регионе. Угодил служить в горные подразделения. (Со временем стал Прапорщиком).

Сергей Лопухов, собственной персоной
Пока вроде все по «БЕЖЕНЦАМ с СИРИИ». А те, кто остались во Владивостоке? Ставьте ведра, горшков не хватит. Крутились, как могли. Но, командный альпинизм, при этом, на корню рухнул.

Сейчас поговорим о новых Русских. Я общался с одним из них и в его молодые годы, и в 90-х. Так что хороший пример. Он сделал свой Бизнес и произнес: «Сейчас я буду ходить в горы куда захочу, когда захочу и с кем захочу …… нужно будет все куплю». Я не стал с ним спорить. Так как понимал, что эти люди грамотные, книжки читали.

Наймут носильщиков, инструкторов по альпинизму, гидов. Если нужно нанять Буйволов. При чем, эти люди будут выглядеть с этими буйволами одинаково. Только у одних массивные и тяжелые рога на башке, а у вторых массивный Толстый лоб. Прошло много лет, и я был свидетель, как эти многие толстолобики сдувались свою прыть и спесь. В результате сошла до трекинга. Оказывается, пик Эльбрус, пик Ленина – это не те горы, которые они проходили в пене и считали уже альпинистами. Нет, ГОСПОДА-КРЕСТЬЯНЕ! Вы повторяете ту же ошибку, что Ваши предки в СССР. То есть, Ваш мир с девизом – «Кто был ни кем, тот станет ВСЕМ». Такая Фигня в горах не срабатывает. Именно для таких за рубежом создают в горах маршруты Фератто. Сейчас на Маттерхорне провешивают на маршрутах цепи. Встегивайся и иди. Это Ваш мир. Он для Вас по праву. Подытожим! Люди, которые делают Бизнес, не глупые. Со временем поняли одну простую истину – «ГОРЫ за деньги не купишь». А если купишь? Эверест уже все рассказал окружающему Миру. Вот, вроде и высказался.


Моя январская экспедиция на вулкан Камень, Камчатка

Имею огромный опыт отношений с такими людьми, так как моя жизнь в последние годы в качестве альпиниста-спортсмена стала очень ТРУДНОЙ. А время, которое я провел в альпинизме (35 лет) и время которое прожил дало мне право не замкнуться на Даче, как много моих друзей, а жить полноправной жизнью в этом виде спорта – Я ВИЖУ, хоть и нахожусь на Камчатке. Больше мне, как свидетелю, в моих 64 года ничего не нужно. Есть с чем сравнить. Поэтому спонсорство может быть плодотворным только в той стране, где «член с пальцем не путают»! Где с 30 годов прошлого столетия четко определили, что альпинизм — это путешествие в горах, а не вид спорта. «Стоять, Зорька!» Я сейчас говорю о нашем Дальневосточном Регионе. Повторюсь, я это говорил всем еще в конце 70, но кто я тогда был. Турист? Да, именно, в своем любимом и дорогом городе Владивостоке я был ТУРИСТОМ. Потом понял, что в «Волчьей стаи жить – по волчьи выть» и обратил свою веру в ту систему где я живу. Думаю, правильно сделал, хоть я и за 9000 км. от гор. Альпинизм СССР дал мне все то, что я сейчас имею. Никогда от этого не отрекусь. Вот, именно, с таким багажом в начале 90-х я жил и в это нелегкое для всех время. Мне все продолжают оплачивать в горах. Что было не по смете, я выкладывал со своего кармана, был, при этом, счастлив.


Геннадий Шафиров, «Снежный Барс России»

Сергей Дементьев, «Снежный Барс России»

Сергей Щеглеватых, «Снежный Барс России»

И так 93ий год. Все устремились на высоту. У нас не было другого выхода. АУСБ растворились в Республиках, а Республики растворились вместе с перестройкой в СССР. Сейчас в вкратце по самим альпинистам. Гена Шафиров со своей командой (Дементьев Сергей, Щеглеыватых Сергей, Суприянович Игорь и сын полка, Рудниченко Дима) на высоте. Они «Молодежная команда» Приморского края. К ним всегда присоединяются люди с Приморья, кто к сожалению, не мог определиться где они будут существовать дальше. Гена штурмует семитысячники и во время этих сборов происходят различные нестандартные ситуации. Если у меня правильная информация, то в районе Ханн-Тэнгри эти альпинисты вызывали вертолет – «САН рейс». Во время акклиматизационного периода стало плохо супруги Гены Шафирова. Не пошла высота и у Игоря Суприяновича. По команде Гены пока все.


Эйдус Сергей, собственной персоной

Шлевченко Сергей, собственной персоной

Шаповаленко Игорь, собственной персоной

Сергей Эйдус и его команда (Шаповаленко Игорь, Филиппова Лариса) все делаю один Бизнес, где руководит сам Сергей. При этом они ищут возможности участвовать в экспедициях. А почему эту роль не как участника, а как организатора и лидера не взял на себя сам Эйдус? Думаю, он расскажет об этом сам. А что делал Шлемченко Сергей? Шлемченко Сергей научный работник ДВНЦ и им в те года не просто было плохо, а было ХРЕНОВО. Постоянная экономическая помощь в виде продуктов, какое-то одежда, кроссовок. Где я это узнал. В институте ТИНРО постоянно в эти годы проводилась такая ХРЕНЬ. То кроссовки дадут, то еще что-то. Весело жили. Сергей Шлемченко, все же, нашел разового спонсора в лице жителя города Находка Вити Корнева. Об этом позже. Сергей даже с Виктором попал на Кавказ. А вот что они там делали? Это корка. Потом расскажу. По команде Эйдуса все!


Вадим Гайнеев

Анатолий Черных

Андрей Тюрин

Гайнеев Вадим, в роли председателя ФАиС (Федерации альпинизма), не берет на себя ответственность делать Спортивную команду по Классическому альпинизму. Я уже писал Вам об этом. Он прекрасный организатор того, что дома и рядом. Но делать команду он не собирался. И не сделал бы. Почему? Не лидер. Гениальное все просто. Зато по мере его домашних организаторских способностей к нему присоединяется Черных Толя и Тюрин Андрей. Думаю, что и Кольцов Александр ему помогал. Знаю, о чем говорю. Но, я так предполагаю, что было на самом деле, пусть эти лентяи на счет написать, расскажут. В это время ч стал от Вадима удаляться. Мне нужна была команда, а не массовость. Все к этому времени были уже КМСами в альпинизме. Я не успел. Эйдус Сергей заглючил. Ушел от организаторской работы, как лидер и я ПОПУХ. А на счет Вадима - «Два медведя в одной берлоги не живут», слова Игоря Железняка на вечно засели и в мое сердце. А как жили в это время оставшиеся в строю альпинисты с города Арсеньева? Вопрос сложный. Андрей Тюрин сошелся с Ирой Бабиной. Они взяли себе домик в каком-то Хуторе и начали вести подсобное хозяйство. С Ириной произошло то, что люди не ведают перед этим. Она заболела болезнью, которая не лечится. Андрей ее выхаживал до конца. Потом Иры не стало. Он бросил свой дом и переехал во Владивосток. Стал вести свой бизнес.

Черных Толя наелся Перестройкой и Россией, готовился к выезду в Австралию. Как готовился? Не просто стать жителем этого континента. Учил английский язык по особой программе. Читал на этом языке романы, фантастику и детективы. Жесткая система эмиграции заставляло Толю знать все то, что для этого требуется в полном объёме. Толя знал, что в Австралии уже обосновался Миша Фейгин, друг Игоря Железняка. Понимал, что ничего не возможного нет. Нужно пытаться. Ну вроде по группе Гайнеева тоже все.


Железняк Игорь, собственной персоной

Кольцов Александр, собственной персоной

А где в это время был Игорь Железняк. Мне кажется, что после смерти Влада (Вадима) Смирнова Игорь ушел с альпинизма. Я ничего не слышал о нем. А что в это время делали Александр Кольцов и Володя Мельник? Тяжелая тема. Для меня все легко. Как два пальца обдудонить! И так, Кольцов Александр. Александр жил в это время не в очень хороших условиях. У него была однокомнатная квартира (гостинка) и двое детей (мальчик и девочка). Жену в счет не беру. Знала на что идет. Пацан в раннем детстве очень болел. У многих так. Кольцуха сам его выхаживал, сам постоянно делал в положенное по графику время уколы. Я дружил с ним, вместе ездили на Путятин, ловили ракушку в море. Однажды я пришел к ему в гости. Меня увидел пацан Кольцухи. Потом его мы успокаивали пол часа. Я никогда не думал и не подозревал, что такой страшный. Прикольный всегда был Кольцуха. Александр до перестройки работал инженером на ЖБИ. После грянула Перестройка. Все выкупалось за ГРОШИ и становилось Частным. Александр вошел в новый Бизнес и стал его вести на том же ЖБИ (бетонные изделия для домов). Много работы, мало свободного времени. Ну, вот вроде и все. Если я еще при памяти на Баджал он ездил.


Мельник Володя, собственной персоной

Мельник Володя! Ставьте ведра горшков не хватит. «Ни двора, ни кола». Штатный работник ДВПИ на кафедры физвоспитания. Зачуханная шерстяная мастерка еще со времен СССР и оттянутые коленки на трико, все в дырках. Думаю, именно по этому фотороботу вы Мельника и узнаете. Но, мы сейчас не об этом. Володи надоела такая жизнь и в таком общаге он ютиться больше не хотел. А как жить? Вадим Гайнеев пользуясь своими привилегиями Председателя ФАиС входит в спорт зал ДВПИ и хочет в нем изменить весь подход к занятиям скалолазания, как вид спорта. Володи драться за это место – остаться пожизненно голодранцем. Он отступает. У Гайнеева триумф. По всей округе несется вердикт: «Мельник завалил всю работу. Все нужно переделывать и работать дальше». Действительно, Вадим все переделал. Но Деканат ДВПИ сразу убрал ставку тренера по скалолазанию, которую выбил Володя Мельник, а через некоторое время открутил все щиты для скалолазания и выбросил их на улицу.


Петров Андрей, собственной персоной

Глобальный просчет был не только у Гайнеева, но и у многих ведущих скалолазов этого времени. Чего греха таить и Петров Андрей и Сергей Багиров пошли так же, как и Гайнеев не правильным путем. Они сели на готовое, а на своих мощностях, где выросли (Владивостоксий университет) ничего делать не хотели и не собирались. Это ведь нужно было делать. А кому это нужно? В результате ДВПИ на себя приняла нагрузку всего ГОРОДА. Деньги не шли за аренду скалолазного центра Владивостока, а люди там тусовались со всех организаций. Скалолазание в то время не было альпийским видом спорта. Всем остальным тренерам ДВПИ эти скалолазы просто мешали. Поэтому ЛЕНТЯЕВ и выбросили с зала. От ДВПИ на этом стенде занимались единицы. Считаю, что Володя Мельник с командой Гены Шафирова не только был прародителем этого скалодрома, но и при нем работа кипела. Я свидетель. На этих мощностях сам Володя стал КМС-ом по этому виду спорта.

Вот о нем и продолжим рассказ. В это время он где-то надыбал живую англичанку. Что он там с ней делал в рваном трико я не знаю. Прошло какое-то время, он стал работать на эту англичанку в качестве Гида. Представляете, мы встречаемся под пиком Ленина. Он в застиранной майки, трико то же. Рядом сытые в гортексе англичане. Усс…..ся легче. Вова пошел дальше. Он попал в парк Йосемити. Там умудрился с одним альпинистом пойти на крутой маршрут. Что ему не хватило (КМС по скалолазанию) пройти этот маршрут? Не поверите – ВРЕМЯ поджимало. Он работал на капитализм, а капитализм жестко регламентировал его свободное время. Чем все это кончилось? Англичанка в нем разочаровалась. Трико такое видеть постоянно ей стало не под силу. Володя вернулся в Россию в этом же трико, застиранной майки, с той же шерстяной мастеркой и решил больше никогда не работать на процветание капитализма за рубежом. Ну, вот вроде и все. Он создал свой Промальм, создал семью. Супруга родила ему двух смешных пацанов, драчунов. Так вот он и живет и сейчас.


Коля Трофименко, собственной персоной

Гена Трофименко, собственной персоной

Аркадий Соловей, собственной персоной

Находка. Ставьте ведра горшков не хватит. Находкинцы (Коля Трофименко, Гена Трофименко, Аркадий Соловей, Рома Галин, Александр Морозов) по-разному стали себя вести. Коля Трофименко, я об этом уже писал, после срыва на 6А стена пика Адам-Таш, отходит от альпинизма. Гена Трофименко так же. Если Коля еще живет в Находке, то Гена уезжает во Владивосток и работает в какой-то Фирме в нашем городе. Все это происходит не долго. Он уезжает в Санкт – Петербург и там уходит в другой мир. Все там будем. Аркадий Соловей делает свою фирму ПРОМАЛЬП.


Роман Галин, собственной персоной

Александр Морозов, собственной персоной

В нее входят, как работники, Рома Галин и Александр Мороз. Днями бычат на покраске различных сооружений, а по вечерам все заработанные деньги бросают на середину стола и начинают на них играть в карты.

Борис Хершберг, собственной персоной
В результате на Горы, как всегда денег, не остается. А в горы они ходят? Ходят! Об этом позже. Рома Галин решил уехать по ближе к Большим горам. Собрался с семьей и уехал в Узбекистан. Долго там не смог находиться. Вернулся в город Находку, но уже без семьи.

Кого еще не затронул? Борька Хершберг стал домашним альпинистом. Наивно думая, что, став трибуном ФАиС он за эту работу будет спонсироваться в горы. Наивный человек. Сделал он много для ФАиС. Создал печатный орган, перекинул его в интернет. Много лет отслеживал и печатал хронику событий в альпинизме Приморья. ФАиС так ему ни чего и не дала. Боря создал свой маленький бизнес и отошел от дел альпинизма. Альпинизм в Находке стал разрушаться. Со спорт зала у них, в последствии, выкинут скалолазный тренажер. Последняя капелька рабочей силы, Бондаренко Светы иссякла. Она махнет шашкой и с руганью на устах в сторону мужиков: «Вам никому, ничего не нужно, а мне тут разорваться!», отойдет от работы скалолазания.


Юные скалолазы на фоне скалолазного стенда в городе Находка

Одни лазят другие смотрят

Мы продолжим рассказ о городе Находка. Повторюсь! Я начал тему – Спонсорство. В Находке появился новый герой в «Горном туризме». Был ли Витя Корнем туристом–горником? Вы знаете, в том бардаке туризма Приморья в это время перестройки, кто провозгласил себя кем то, тот этим и был. Думаю, этот вопрос может раскрыть только один человек в этом городе, Володя Хорев. Он для меня всегда был, есть, и будет туристом-горником. А то что творилось после него никакого отношения к «Горному туризму» не имеет. Что это происходило во Владивостоке, что в Находке. Меня уже никто и никогда не КИНЕТ в этом отношение по информации и делишкам туристов этого периода. Господа-Крестьяне! В горном туризме, как и в альпинизме, есть правила. Они едины. Если человек назвался туристом-горником, то он должен им БЫТЬ, а не казаться в своих сексуальных фантазиях. «Мои слова можете положить в Банк и через какой-то промежуток времени они принесут Вам пользу». Много лет я был Начальником Приморской Краевой контрольно-спасательной службы. Все ваши похождения в горах мне ясны, как день. Все это было разово, не подкреплено многолетним занятием этим видом спорта. Самое главный Ваш просчет - Вы все не оставили после себя ПОСЛЕДОВАТЕЛЕЙ. А это уже городское кладбище вашей никчёмности – «Все туда!»

Продолжим тему - Витя Корнев. По роду своих занятий он был работником МВД. Звание, Майор. Ущучили, куда клоню. В эти смутные годы в стране был такой БАРДАК, а в Приморье бандитизм, что все зашкаливало. Витя Корнев имел доступ к информации. Информация давала ему право пользоваться ей. В результате, не нарушая правил игры, у Вити появились СПОНСОРЫ. В каких кругах? Честно, не знаю. Спонсоры были с деньгами. Мусорили ими на право и на лево. Витя этим воспользовался. Он бескорыстный человек в своем быте. А я за свои слова отвечаю. Я много раз был у него дома. Жил он всегда просто. Жена учительница. Один ребенок. Не думаю, что ему вбрасывали деньги на горы много лет. Не думаю. Несколько лет, не более. И именно в эти годы. Именно в это смутное время. Потом все стало приходить в свое русло и Виктор бросил заниматься «горным туризмом».

Что это дало в те времена альпинистам? Несколько раз они с Витей выезжали на Кавказ и Памиро- Алай. Все прокатывало. На Кавказе в его группу попал наш Сергей Шлемченко. Он был доволен выездом. Особенно поведением самого Корнева. Витя был верен команде и не злоупотреблял своими полномочиями. Почему? Да потому, что на высоте в горах у него всегда отказывала печень. Он лежал в палатке, а бедолаги альпинисты бегали по перевалам и за Витю в туры по перевалам оставляли записки. Витя после экспедиций приезжал домой и отчитывался за горный поход. Все были довольны. Всех все устраивало. Тогда зачем в Приморье писать о правилах «Горного туризма». И так хорошо, «Братва гуляет». Тогда зачем я Вам пишу? А пишу я Вам потому, что попал в 1993 году в сборную команду города Находка. Мы, по плану, должны были выехать в высокогорную зону Памиро-Алая и там подняться на пик Ленина. Как съездили? Хорошо, что еще живые вернулись. Витя тут не при чем. Он, как всегда, лежал на Луковой поляне и страдал своей печенью. Об этом чуть позже.


Федор Конюхов, собственной персоной

Что бы до конца Вас разогреть, я расскажу Вам еще один Приморский случай – Спонсорства. К несчастью Приморского края у нас в порту Врангель оказался Федор Конюхов. Была у него в это время визитка «ВЕЛИКОГО путешественника» форматом на лист А4, не знаю. Да мне это и не нужно. Федор может войти к людям. Делает он это свое «огромной душой». В это время туризмом заправлял в этом городе один из братьев Трофименко, Володя. Я его хорошо знаю, общался с ним часто в 80-х годах и дружил по мере своих сил и возможностей. Естественно, все знали Федю и, когда он подрулил в клуб туристов порта Врангеля его, приняли, как Брата. А зря! В это время у Федора было куча проектов и в этом порту и в городе Находке, тоже. Мужик интересно себя вел. Строил церковь за свои деньги в Порту Врангель. Находкинская епархия не понимала его финты. А где он священника надыбал, тем более. Епархия пыталась поймать Федора и расспросить у него о его вере. Так и не поймала. Федор пошел дальше. Его заинтересовал Эверест. Сама, строящаяся Церковь, сделала из Конюхова Икону. Думаю, что это просто был его трамплин на Эверест. Ход его делишек стал ясен только тогда, когда он исчез с Находки. ГРЯЗНО исчез. Туристы порта Врангеля уходят в поход. Конюхов берет у них ключ от клуба, типа поработать там. Двадцать дней работы хватило Федору, чтобы выбросить все вещи туристов с Клуба и вселить туда священника непонятной веры.


Максушка Харченко на презентации перед штурмом Эвереста

Покончив с этим, он взялся за альпинистов города Находка. Собрал в Находке несколько человек (Коля Трофименко, Максим Харченко) и устроил два три показательных рекламных собрания в разных помещениях порта Врангеля и Находки. В результате образовалась Приморская альпинистская ячейка для восхождения я на пик Эверест. Деньги выбиты с полна. Для организации самого мероприятия по Эвересту Федор умакнул в Москву. А что делалось в это время в порту Врангель? Ставьте ведра горшков не хватит.

Группа туристов возвращается с похода и идут к своему родному помещению. Ухоженная полуподвальная квартира в жилом доме. Вставляют ключ от двери и не понимают, что происходит. Не подходит! Чутье Володи не подводит. Слишком изменилась и сама дверь от комнаты. Стучатся!

Им открывает дверь Батюшка – ИНОВЕРЕЦ: «Вы к кому?»

Вова Трофименко: «Мы к себе!»

«Извините, тут живу я. Все оформлено в домоуправлении, я буду молиться за ВАС!», вежливо отвечает Батюшка.

Они к Феде. Феди некогда, он в Москве уже определяет новую ЗАДАЧУ – «В одиночку подняться на пик Эверест». Задачу решил с помощью альпинистов с города Тольятти, но в ОДИНОЧКУ. А что в это время делали альпинисты с города Находка? Вот в этом и проблема нашего СОВЕТСКОГО, с запашком НОВОГО русского, начала в России. Ну, вроде о спонсорстве все. Федя КИНУЛ и туристов, и альпинистов Приморского края. Не позвонил, не объяснил. Наверное, некогда было. Сложно это дело в одиночку на Эверест идти.

Повторимся по работе. В 1992 году мы с Вадей попробовали высоту. В результате поднялись на пик Е. Корженевской и попытались подняться на пик Коммунизма. Не получилось. Я, как и все заболел высотой. Дождался следующего лета и вот оно настало.


Простенький знак посвященный пику Ленина, «Снежный Барс», золото

Простенький знак посвященный пику Ленина, «Снежный Барс», серебро

Снежный Барс на пике Ленина

Лето 1993 года. Идем с командой города Находка на пик Ленина. Как мы добрались до МАЛа? Просто доехали. Проблем не было. Группа смешанная, туристы и альпинисты. Честно Вам скажу, я верил, что Аркадий Соловей и Рома Галин по организации мероприятия разделит туристов от альпинистов. Я так думал, но на само деле там что-то произошло. И еще один момент по этой экспедиции, который я не мог обговорить с самого начало этой эпопеи – это сам маршрут на вершину пика Ленина. Я думал, что мы пойдем по классике через вершину Раздельная. Оказалось, что мужики с Находки решили проверить себя в деле на более сложном маршруте. Мы пошли по маршруту через скалы Липкина, по северному гребню. А зря. Я был не опытен, но наслышан всеми приключениями под знаменитой «Метлой». Именно на этом маршруте погиб Вадим Смирнов. Молодой был в альпинизме и влиять на КМС-ов не мог. А зря.


Картографический материал по этому району

Вид 3D

Первые дни мы работали просто. Акклиматизация. Так дошли до высоты 5200. Лагерь поставили не очень хороший. Площадка не ровная. Вот именно на этой неровности я и оказался. Чем это кончилось? Признаки пневмонии, вот чем это кончилось. Я еще и выше пошел. Точнее, все ходячие альпинисты пошли выше под «Метлу» и там установили следующий лагерь. Поставили палатки и оставили в них снаряжение для дальнейшей работы. Я оставил в палатке сапожки из собачьего меха, которые были сшиты по заказу команды САВО. Они принадлежали Владу (Вадиму Смирнову), потом перешли к Игорю Железняку, а тот передал их мне. Сапожки классно вписывались в пластиковую обувь Кофлак. У меня были еще обычные сапожки, а на штурм самого пика я взял Влада Смирнова, утепленные. Потом мы спустились на высоту 5200 и переночевали.

Что делали остальные члены команды? Кто на что был горазд. Кропинов снимался в фильме. Ходил по требованию главного РЕЖОПЕРА (режиссёр-оператор) туда-сюда, верх-вниз. Честно, я Кропинова в этой эпопеи вообще не помню. Только в фильме видел. Все было как-то странно. У Вити опять схватила печень, и он гасился в палатке на «Луковой поляне». Аркадий Соловей был с ним. Были еще туристы горники на поляне. Что они делали под Лениным я не знаю. Их врач с Комсомольска на Амуре поделился лекарствами с МАЛом. Так как они были очень нужны еще для трех человек, а может и четырех с нашей команды. Ужас, прикол за приколом преследовал нас в этой эпопеи. Это корка.


Схема с нитками маршрута на пик Ленина, взятая мной с отчетов других групп

Схема с нитками маршрута на пик Ленина, взятая мной с отчетов других групп

Схема с нитками маршрута на пик Ленина, взятая мной с отчетов других групп

И так, я переночевал еще раз на высоте 5200 метров. Мне стало плохо. Передвигался слабо. Понял одно, с легкими у меня не нормально. Заброска моя осталось в палатке выше. Я передал просьбу своим ребятам, что бы мое снаряжение не оставили в палатке на высоте под «Метлой» и ушел в низ, где стоял нас базовый лагерь (Луковая поляна 3600 метров). Как я шел в низ? В низ легко идти. Потом вышел на основной глетчер. И тут легко было идти. По прямой. Все мои беды начались на тропе, где был незначительный перевал. Вот тут-то все и началось. Каждый шаг у меня был тяжелый. Я не понимал, что со мной. Но, чутье говорило одно – нужно спешить. Когда я отхаркивался то на земле появлялись пузыри. Они надувались и лопались. Я такое в жизни не видел. Дошел до базового лагеря сам. Наш врач, турист-горник, отнесся к моему поведению просто. Дал какую-то пилюли и успокоился. А зря. Ночью у меня появился резкий, частый кашель. Утром я уже был в МАЛе. Все что выгребли у нашего врача частично использовали на мне, а потом и на остальных. Но, об этом позже.


Моя панорама пика Ленина

А что делала штурмовая группа на высоте 5200. Пришло время подниматься выше. Они выходят в штурмовой лагерь под метлой (а может промежуточный, как масть пойдет). Что из этого вышло? Лагерь смело лавиной, а наша двойка чудом попала на подъёме к этому лагерю на ее край. В результате один участник отделался испугом, а Ромка Галин, пока ехал верхом на лавине, сломал себе палец на руке. Этого я не видел. Меня в МАЛе чем-то накололи и уложили в постель. Всю ночь меня посещал Глюк. По моей груди катались разноцветные шары. Они появлялись, то из-под кровати, то из-под моего одеяла. Самое смешное началось под утро. По моей груди начали кататься Кубы. Не приятно видеть, когда по тебе куб пляшет. Утром меня отправили в больницу поселка Дараут.


Знак в металле в честь МАЛа

Тем временем вся остальная группа сматывала удочки с высоты 5200. Эвакуировалась. Для всех все закончилось, и никто не хотел повторить подвиг первой двойки. Еще день и все были на «Луковой поляне». А я гасился в больнице. Меня там не кололи. Доктор послушал мои внутренние органы и произнес свой вердикт – «Жить будешь! Уколы больше не требуются». Все прошло гладко, но в горы мне был путь в этом году «ЗАКАЗАН». Строго на строго – ДОМОЙ. В больнице таких, как я было еще пять человек. Француз Паскаль, конструктор самолета Аэробуса-Боинга, которого делали всем миром и один из богатейших немцев ФРГ (электронная промышленность). Немец был в возрасте и когда говорили о России частенько ему напоминали автоматом «Калашникова». Калаш он уважал. Вот, именно, с этим немцем я возвратился в МАЛ. От МАЛа я с ним поработаю день Гидом на склонах хребтов, которых тут так много. Они такие романтичные. Так и тянет забраться на верх и посмотреть во круг. Затем я соберу свое шмутье и на перекладном транспорте попаду в Ташкент. Там меня ждут мои «горе-альпинисты».


Ханиф Балнагомбетов со своей Половинкой

Рустам Раджапов, собственной персоной

В Ташкенте мы жили у Рустама Раджапова. Почему именно у него? Под пиком Ленина мы встречали их группу. Все Ташкенцы с клуба «Восток». Они работали на пике Ленина «по Классике». Что-то там, при восхождении, не срослось. Решили повторить попытку на следующий год. Именно в Ташкенте я договорился с ребятами с клуба «Восток» о дальнейшей работе с ними. Команда серьезная и мне в них все вкатывало. Ханиф Балногомбетов создавал молодежную сборную, а Рустам был в ней лидером на сложных маршрутах.


Пик Ленина во всей своей КРАСЕ

По приезду во Владивосток включился в работу и переписку с Ташкентцами. Честно, я рассчитывал на эту команду и не ошибся в своих расчетах. О следующем восхождении на пик Ленина я расскажу позже.


Таким я его увижу на следующий год с вершины Раздельная

А пока вывод по этим сборам. Думаю, что альпинисты города Находка уже сдали свои позиции и их интересовало только «Путешествие в горах». Почему я так решил? Как может турист-горник организовывать выезд у альпинистов? Это абсурд. На пике Ленина у Вити Корнева не было команды туристов-горников.

Пик Ленина в металле
Кого он пригласил, тот и поехал. Занимались ли они горным туризмом? Перестаньте меня смешить. Тогда как можно охарактеризовать нас в этих сборах? Каждый из нас (Аркадий Соловей, Рома Галин и я) получили то, что заслужили. Это был огромный опыт для тех, кто хотел продолжать работу в Больших горах и для тех, кто хотел путешествовать в этих же горах.

Еще раз я для себя подчеркнул мою, уже сформировавшуюся, мысль – с 1965 года мы в Приморском крае больше подходили к Путешественникам в горах, но не в коем случае не к спортсменам альпинистам (Классический альпинизм). И я уже никогда не изменю свое мнение. Весь альпинизм у нас в Крае по времени работы был очень сжатый (1980-91 год). Именно в эти годы четверо лидеров в альпинизме попытались что-то сделать. По-разному делали. Не думаю, что могло что-то получится. Постепенно все перешли на Путешествия. А такого вида спорта «Путешествия в горах» нет. Мы были обречены в своей Дальневосточной Резервации на забвение. Никогда индивидуумы не решат задачу альпинизма в нашем Крае. Могут сделать только деньги – финансирование. А к чему это приведет? Приведет к «Грузу 200».

Продолжение следует....


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100