Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Владимир Марков >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Владимир Марков, Владивосток – Петропавловск-Камчатский

На пустом месте ничего не растет.
Как это было. Альпинисты Приморского края.
Часть 8


Ваш «покорный слуга». Собственной персоной

Лето 1991 года. Осень. После сборов на Баджале в мае месяце возвращаюсь в свой любимый Владивосток. Приступаю к своей основной работе. Помогаю ФАиС Приморского края, хоть чем, проводить соревнования по скалолазанию и участвую во всех альпинистских мероприятиях внутри нашего края. Был ли я в это время в активе Приморской Федерации альпинизма и скалолазания? Не знаю. Скорей всего - нет. Так как всегда старался делать свое дело и быть независимым человеком. Игорь Железняк научил меня многому. Повторюсь. Боря Хершберг однажды пролетел по информации, когда сам засунул меня в актив Федерации. Когда стал разбираться по моему месту в самой федерации оказался круглым дураком. Я был, как всегда активен везде, но только не в самой Федерации. А в Федерации есть активные люди? Там одни Цари. А Царям на народ нас….ть, у них Держава под угрозой нападения.


Камчадалы устремляют свои помыслы на Аляску. Пик Мак-Кинли (Дэнали)

Народ, как может существовать Федерация, если нет ни одного действующего клуба альпинистов в городе? Что такое Федерация? Это содружество формирований. Федерация сильна тогда, когда первичная работа идет по клубам и секциям. Когда там лидеры берут новичков и доводят их до Мастеров. Тогда для чего нужна Федерация? Только при втором варианте Федерация работает, как орган способный не существовать в своей неспособности к жизни, а работать как связующий организм всех альпинистских формирований в городе. Ведь в Федерации весь актив этих же клубов города. Только тогда можно организовывать и соревнования, и сборы, и Школу. Да что угодно. А главное, что Федерации при таком раскладе удобно работать с Выше стоящей организации. Будь это ФАР или ГОСПОРТКОМИТЕТ. Я какой год уже пытаюсь это объяснить Дуболомам и с Камчатки, и с Владивостока. Там одна песня: «Ни хотим работать! Хотим, чтобы нас выгуливали и на вулканишки и вывозили в горы.


Пик Хантер Аляска. Пока Дальнему востоку он не по зубам

Так какой же костяк сейчас в Федерациях? Обычный. Работать по глобальной работе не хотят, то есть тянуть лямку организатора или директора Клуба, где и идет основная ЖИЗНЬ альпинизма, как вида спорта. А тут, в самом активе федерации, обычная МУТЬ. Ни чего, вроде, делать не нужно. Показушная массовость на показушных ПИАРАХ спорта. Результаты никого не интересуют, так как в Федерациях результата не может быть. Результат может быть только в работе самого Клуба или Секции. Дурдом, да и только сейчас на Дальнем Востоке. Активы Федерации в таком раскладе оккупируют туристы или «Любоньки». Организуют место для встреч по интересам и самого СПАРИНГА. Так как нет Финансирования, то получается, что лидеры федерации имея свои частные Фирмы или торговые точки устраивают себе маленький расслабон в еще «меньших» горах. Гасятся в этих районах раз в год. Прикрывая массовые дыры своей годовой отчетности, ставя себе обычную оценку по работе в конце года – «Удовлетворительно». Если соберутся, то еще и не плохо путешествуют по миру.


За право проведения альпиниады боролся район Дюсе-Алинь (Хабаровский край)

За право проведения альпиниады боролся район Баджал Хабаровский край)

Господа – Крестьяне! Альпинизм — это вид спорта. Понимаете? Когда-то в 30х годах СССР решила, как обычно, удивить ВЕСЬ МИР. И удивила, у нее это получилось. Провозгласила Альпинизм, как вид спорта. Все страны Мира были против, но коммунисты чувствовали в этом спорте рост духа будущих защитников СИСТЕМЫ, то есть своей Краснознаменной рабоче-крестьянской армии. Позиция простая – «Сильные люди - сильная армия!» Значить империя коммунистов имеет крепкую опору в сильной и мужественной армии красноармейцев и краснофлотцев. Создали сеть АУСБ (альпинистских баз) по всей стране. Работа велась не покладая рук. Денег не жалели. Флаг в лагерях был почти каждую смену приспущен, погибали молодые люди, но это никого не смущало. Как в армии на учениях – 2 смертности ПОЛОЖЕННЫЙ на сукно результат.


Честь и совесть наших гор – Якутская ПОБЕДА

Гора неприступная для путешественников в альпинизме, Тянь-Шанская Победа

Это вы придумали, Господа – Крестьяне? Тогда почему же идет разброд и шатание среди людей. Почему на Дальнем Востоке не придерживаются четких спортивных норм Альпинизма, начиная с его непонятного и абстрактного рождения в рядах студентов ДВПИ, города Владивостока с 1965 года. Они, я думаю, до сих пор так и не поняли свое преднозначение в этом виде спорта. Повторяю, на сегодняшний день все они являются путешественниками в горах. А есть такое понятие в альпинизме? Тогда был ли альпинизм у нас во Владивостоке до 1984 год? Ребус – кроссворд. В этом случае Борис Хершберг прав, отдав это право находкинцам в 1971 году. Борис дал маху и все приписал девочки в веснушках на щечках со вторым разрядом по альпинизму с Алма-Аты. Это нужно было отдать, по праву, Мастеру спорта в альпинизме, Алексею Марьяшеву. При таком раскладе все бы встало на свои места. Не было бы смуты. Есть правила в альпинизме. Нарушая их, вы нарушаете все основы этого вида спорта. Слышите меня, путешественники с ДВПИ? Все гениальное, просто! Никогда вы не жили по правилам, поэтому и ничего не добились. Все ушло у ВАС в подполье и только в начале 80-х во Владивостоке из мути что-то стало выделяться.


За эти пять лет путешественники из вулкана Камень на Камчатке сделали «ГОРУ Убийцу». Пять покойников в разных группах за один год

Почему под знаменами Путешественников Федерации Дальнего Востока устраивают ПРАРНУХУ и пародию на спорт Альпинизм? Никакой марали, никакой физической формы, ни каких обычных тренировок в спортивных залах. Москалей это устраивает. ГОСПОРТКОМИТЕТ выделяет деньги для этого вида спорта. А что делают на местах? Не придерживаясь четких спортивных норм в Альпинизме, значить нет в этот регион и финансирования. Поэтому и не приходили по распределению путевки в АУСБ. Все гениальное, Господа-Крестьяне, просто! Ложь ФАиС с 1991 года привела к такому тупику, дальше не куда. Переловив в городе Владивостоке всех туристов и засунув их на Баджал для занятия альпинизмом все пришли к выводу, что после этих альпиниад люди просто выбрасываются на улицу и никто с ними не работает. А Федерация как это воспринимает? Набирает на следующий год других Дуболомов, «а ВОЗ и ныне там!» Какой выход? А вот об этом я расскажу чуть позже.


Пик Ленина, собственной персоной

Пик Хан-Тэнгри, собственной персоной

Ваш «покорный» слуга на фоне пика Победы

Когда в 1991 году я почувствовал эту беду, то через несколько лет создал свой клуб альпинистов «Тихий Океан». Прошло не мало времени, так как все новое требует осмысления, работая самостоятельно от всех, в результате, на базе этого клуба у нас вырос настоящий Мастер спорта, стеновик в альпинизме. Все гениальное, просто! А что делала Федерация в это время? Вставляла нам палки в колеса и злилась на то, что мы работаем и им спокойно жить не даем. В результате их «кипучей» деятельности к нам в клуб в 2000 годах перешли все действующие альпинисты с Владивостока. Еще больше укрепили нашу работу. Кто выиграл при этом? Наш клуб? Выиграл АЛЬПИНИЗМ!


Пик Евгении Корженевской, собственной персоной

И так 1991 год. Болота начинает формироваться. Запашек распространяется быстро, все по-разному выживают. А что делали все остальные наши лидеры в альпинизме? Также повторюсь. Все стали смотреть в сторону ВЫСОТЫ (высотных восхождений). Почему? Базы альпинистские (АУСБ) разрушались и переходили в отсоединившихся республик в их частную собственность. Скорее всего их приспосабливали под другие нужды.


Пик Коммунизма, собственной персоной

Думаю, что именно в это время Находкинцы уже поимели свой первый опыт высотных восхождений под пиком Ленина, но масштабное несчастье альпинистов России в этом месте заставило их отказаться от этого. Находкинцы разгребали последствия катастрофы сошедшей лавины и искали тела погибших. Пока только Игорь Железняк мог что-то рассказать о высотных восхождениях в нашем Крае. Толя Черных по-прежнему был с Игорем Железняком, но уже смотрел на дела Вадима Гайнеева и во всю помогал ему на Баджале. Тоже делал и Андрей Тюрин. А что делали остальные альпинисты в городе Арсеньеве? Они создавали индустрию горнолыжного спорта в своем городе. Строили и работали на этой горнолыжной базе. Альпинизм для них стал не интересен.


Геннадий Шаферов, «Снежный Барс» России

Сергей Дементьев, «Снежный Барс» России

Сергей Щеглеватых, «Снежный Барс» России

Интересный факт по Генки Шафирова. Он создавал молодежную команду по альпинизму в ДВПИ города Владивостока. Проводил регулярные тренировки, привлекая к ним и других альпинистов. А как его команда выезжала в горы? Где брали деньги на альпинизм. Обычное дело. Гена Шаферов создает свой ПРОМАЛЬП. Туда входят ребята не только с его команды, но и все сочувствующие. Что делает Гена? Он не плохо платит своей бригаде за выполненную работу, а весь БЕЗНАЛ, после коллегиального решения всех членов команды, направляет на альпинизм. Начинает целенаправленно покупать в Москве дорогостоящее снаряжение. Весь свой взор направляет, так же на высоту. Работает серьезно, только со своей командой. Результат? Результат поразительный. За короткий промежуток времени трое альпинистов с его команды становятся «Снежными барсами»


Пик Дэнали (Мак-Кинли) на Аляске попала в планы Приморских альпинистов именно благодаря Сергея Шлемченко


Сергей Шлемченко, собственной персоной

Сергей Эйдус ничего не создавал. Он ездил в это время на Баджал (Хабаровский край), работая там Инструктором. Его команда пошла своим путем в альпинизме. Дома Сергей сутками поднимал на ноги свою будущую Фирму минеральной воды «Лотос». У него работали Лариса Филиппова (КМС, инструктор по альпинизму) и Игорь Шаповаленко (КМС, инструктор по альпинизму). Игорь Железняк все время зимой гасился на Горнолыжной базе в городе Арсеньеве, а летом КАЛЫМИЛ на море и на стройке.

Интересный момент произошел с Сергеем Шлемченко. Он каким-то образом попал в команду находкинцев. Там выбивал финансирование (спонсорство) для поездки в горы Витя Корнев. Витя оплачивал все на Кавказе Сергею и тот был очень доволен этим фактом. В это время Сергей бредил идеей создать команду для поездки на Аляску. Его интересовал сам факт восхождения на пик Дэнали (Мак-Кинли). По работе в ДВНЦ (Научный центр города Владивостока) Сергей выезжал на Аляску по работе и по возвращению много рассказывал нам о своей поездке. Пройдет немного времени и, действительно ребята с Владивостока покорят этот исполин. Но, уже без Сергея. Его не будет на этом свете. Не дотянет до экспедиции всего год. «Мы предполагаем, Бог располагает». Не пройдет и года, как мы с клуба «Тихий Океан» повторим этот результат за, довольно, рекордное время для этих мест.


Ваш «покорный слуга, собственной персоной

А что делал я после Баджала? Вот тут по подробнее. Я искал средство существования в альпинизме своим путем. Как? «Какой к верху!» Продолжаю работать КСС. Руковожу этой службой. Нас постоянно трясет и будоражит новое время (Перестройка) в нашей Стране. Москва пытается из штатных работников КСС сделать сильное работоспособное спасательное формирование. А пока в штате всего два человека, руководитель и инструктор. Да, чуть не забыл своего водителя, Леху Кузнецова со своим знаменитым медицинским уазиком. Российским Джипом и это название вполне оправдывает свой факт. Какие болота мы на нем только не брали. Папы Дульцева (Начальника Приморского совета по туризму и экскурсиям) уже нет. Есть новый руководитель Берестовой и новая фирма «Приморсктурист».


Туристический жетон старого поколения. Большой – рабочий

Туристический жетон старого поколения. Малый – парадный на лацкане костюма

Повторюсь по информации. Коля Рязанов, бывший начальник КСС (Контрольно-спасательная служба Приморья) не стал работать спасателем. Перестройка дала ему шанс создать свою туристическую Фирму «Восточные приключения». После его ухода я часто приходил к нему на работу. Коля был удивительным человеком. Дотошным, въедливым и БУРЧУНОМ. У него была супруга, которая родила ему двух детишек. Создав фирму по туризму, он попытался создать на этой базе еще и бригаду ПРОМАЛЬМ. Именно в эту бригаду мы, альпинисты, и вошли. Эйдус Сергей, благодаря связям своего Папы, который занимал не хилую должность в Торговом Морском порту, нашел саму работу. Естественно, в эту работу подключились специалист по Лому на большой высоте Научный работник Шлем (Шлемченко Сергей) и я.


Туристический жетон нового поколения. Большой – рабочий

Туристический жетон нового поколения. Малый – парадный носили на лацкане костюма

Все просто. Навешиваем веревки на скалах, которые нависают над территорией Торгового порта. Привязываем к себе Ломы и спускаемся по веревкам в низ. При этом сбрасываем по пути своего спуска все то, что не прочно лежит на стене. Все делаем после основной работы Торгового порта. В низу какой-то нерадивый тракторист припарковал свой бульдозер, чтобы на следующий день все на дороги подчистить. Саму дорогу мы перекрыли, чтобы случайно не завалить проходящую в низу машину. Проходящую машину мы не завалили. Капитально повезло водителям. Зато классно сыпанув в определенном месте не слабую скалу, завалили, на хрен, трактор. Поделом, не фиг парковать где попало транспорт. Нам Сергей потом рассказывал, как утром пришел на работу бульдозерист и не понимая где его Конь, пытался выяснить куда его отогнали за ночь. Только потом до него дошло, что его Коня нужно отрывать еще целый день. Зато у нас была капитальная гарантия по выполненной работе. Представляете, какой результат нашей качественной работы. Деньги мы получили, как полагается. Придирок не было. А вот с трактористом Начальство порта разобралось, как положено. Представляю сколько Матов со стороны этого водилы звучало в нашу сторону.


Исторический знак «Корпуса спасателей»

«Делу время, потехи час». Мы сейчас плавно переходим к спасательным формированиям, которые нас потрясли в это нелегкое время - Перестройки. Сначала под свое крыло нас пытается взять Щербаков. Мы должны попасть в «Корпус Спасателей России». Что это за новое формирование СПАСАТЕЛЕЙ? Не знаю. Очень интересно сам Щербаков стал вести себя в начале своей кипучей деятельности. Я, как обычно делал свою каждодневную работу в Приморье. Тут меня вызывают в Хабаровск. Приезжаю. Большой ЗАЛ заседания. Много людей. Куча Военных и нет ни одного знакомого лица среди спасателей города Хабаровска. При чем я не вижу и спасателей с других Краев, и Областей. В это время у руля КСС Хабаровска стоял Гапочкин (если я еще при памяти). Герка Ким, имея свою частную Туристическую компанию, базировался в помещении где находились сами хабаровские спасатели. А почему на заседании Корпуса никого с Хабаровска не было?

Зато был молодой парень чуть больше 20 лет. Он подсел резво ко мне и стал рассказывать мне басни о будущей работе «Корпуса Спасателей». Мол, в Хабаровске организуется Регион, и пока на место руководителя метит он. В последствии все службы Дальнего Востока постепенно перейдут в «Корпус Спасателей» и будут замыкаться на Хабаровск. Я посмеялся в душе над этим «руководителем». Главное, что меня интересовало в этой поездки, услышать, что ни будь толковое с этих сборов. Так я ни чего и не услышал, и не увидел. Уехал во Владивосток ни с чем.

Дома, через некоторое время, меня ожидал второй вызов в Москву. Это был уже «Съезд спасателей Корпуса России». И на этом Съезде была обычная смута. Своих коллег спасателей там я не нашел. Зато кругом были одни Бизнесмены. Будущие спонсоры «Корпуса Спасателей». Честно вам скажу, Щербакову я не доверял. Ни шел ни на какие бумажные провокации. Не велся на сказки будущей работы. Что меня удивило, на этом съезде я не увидел будущего «руководителя» Региона с Хабаровска. Наверное, забыли вызвать. И с этого Съезда я вернулся ни с чем. Зато в своем городе у меня было много своих проблем. Я организовывал себе будущую работу в спасательном направлении. Продолжал ездить в командировки от КСС и никогда не сидел дома. От поездки в горы летом отказался. Так как вообще ничего не понимал в будущем альпинизме. Высотные восхождения для меня были что-то заоблачное. Но, не на долго. Мне просто нужно было определиться, что делать дальше, и я определился.


Ваш «покорный» слуга в это время у своего БОЕВОГО Коня УАЗ

Берестовой, мой руководитель Фирмы «Приморсктурист» продолжал помогать мне. Мы с ним ладили, так как по прежнему работали в паре. Он руководителем нового подразделения Приморсктурист». Я продолжал нести огонь спасательных формирований в Приморском крае. Берестовой все знал о «Корпусе спасателей» и как и я выжидал, что будет дальше. А что было дальше? Дергаться нам было не зачем. Частные и непонятные Конторы со спонсорами нас не интересовали. При чем, не только нас. Повторюсь. В двух поездках я никак не мог понять где мои коллеги с других Регионах.


Обычный знак Спасателей, которые боролись с огнем и пожарами в тайге

Меня вызываю опять в Москву. Приезжаю и сразу попадаю совершенно в другую стихию. Меня окружают везде мои БРАТЬЯ по оружию КСС со всех краев и областей России. У меня «ШАР выпал». Я, наконец, увидел цвет нации Спасателей Страны. Что-то нарождалось другое. И разродилось. Нас на этом совещании знакомят с новым руководителем Спасательных формирований. Тувинец, молодой поджарый человек – Шойгу. Как потом я узнал от него самого, в это время мы с ним были самые молодые руководители в ГКЧС (Государственный комитет по чрезвычайным ситуациям). Я сейчас Вам попробую рассказать все не по одному году. Так как моя работа в МЧС была едина, и я не хочу разделить ее по годам. Не хочу. Я расскажу Вам просто все за три года (1991-1992-1993 годы).

Возвращаюсь домой. Телефон кипит. Москва не ждет. Время дорого. Становлюсь, автоматически, работником другого ведомства. Обрадовал Берестового. Финансирование целенаправленно пошло с Москвы. Я стал делать в Приморском крае спасательное подразделение, как минимум, с 22 сотрудников. Берестовой, по-прежнему, меня оберегает. Плавно готовим мой переход с одного ведомства в другое. Склад «Спас фонда» переходит ко мне полностью. Мало того, что склад и Алексей Кузнецов с машиной «УАЗ», тем более. «Спас фонд» остается храниться на той же территории и по-прежнему охраняется, как и машина.


Первый набор спасателей. Первый и последний. Они и по сегодняшний день все в одном строю

Начинаю подбирать КАДРЫ спасателей. Сначала ввожу тех, кто будет стоять у руля. Савченко Игорь. Он только что заканчивает Сельскохозяйственный институт в Уссурийске. Опыт Спелеолога. Затем, со временем, забираю с турбазы «Тихий Океан» Сергея Корнейчека. В прошлом это кадровый офицер, Техник. У него всегда в спарке было два сверхзвуковых истребителя Перехватчика на аэродроме поселка Угловое. Этим двум Мужикам я верил. И правильно делал.


Марамчину Александру форму не выдали. Ездил везде в плавках. Характерный спасатель

Затем стал набирать штат спасателей. Один из первых появляется Марамчин Александр. он всегда был живой, активный, грамотный лидер. Хоть и бездомный. Прописан был по Владивостокскому Университету, общежитию. Неплохой скалолаз. Затем появляются сразу еще, как минимум, десять спасателей. Штатных работников ГКЧС. Интересно проходил мой перевод с фирмы «Приморсктурист» в ГКЧС. В отделе кадров работал Зафосный. Классный мужик. Когда я стал переводиться, то моя первая организация должна была со мной рассчитаться полностью. А как? Это корка. Зафосный чуть инфаркт от меня не заработал. Почему? Я в свой заслуженный отпуск никогда не ходил шесть лет. Не когда было отдыхать. То есть, мне должны были выдать отпускные за шесть лет. Вот так я всю жизнь и ГОРЕЛ не зная ни «Санаториев» и «Домов Отдыха». Постоянно куда-то летел, бежал. Мне всегда было не когда погреть мои косточки на берегу Черного моря.


Спасатели проходят семинар по психологии на базе турбазы «Тихий Океан»


Занятия с личным составом по ледовой технике на водопаде «Горбатый». Шкотовское плато

Набрав штат, нужно было его сразу готовить. А как? ГКЧС выделяла мне деньги и делала это ЛЕГКО. Пошла постоянная учеба по Психологии, Медицины. На базе аэродрома в Артеме прошли курсы по спускам в чрезвычайных ситуациях с Вертолета. Главное не это. Главное, как готовил их сам Я. Господа. Молодых людей готовить к этой работе нужно не с вязки узелков, а давать им ДУХОВНОСТЬ самой работы. Понимать то, чем они потом будут заниматься всю жизнь. Я успел это сделать. Честно вам говорю, успел. При этом я спал с ними на снегу, ел с одной чашки и пытался делать частенько рядом с ними все за них. Что бы видели. Ведь они были многие после армии. Молодые еще!

Все службы изменились по составу руководителей и спасателей по стране и происходило это постоянно. Мои спасатели, как работали в своей службе с первых дней, так и работают сейчас. Мало того один раз руководителем этой службы у них стал МОРПЕХ. Не выдержал. На это место, то есть руководителем службы ПСС Приморья, поставили своего спасателя, Пашу Погорелова. Я хочу сказать ВАМ, что семья, группа, подразделение – это как Религия. Особенно в спасательных формированиях. Как пришли в одно время, так и уходят со Службы только тогда, когда это время пришло.

Проходит еще какой-то рабочий период времени, и я еду опять по вызову в Москву. Ездил в Москву, как минимум, три-четыре раза в год. Выезды были плодотворны. Мы встречались все, как БРАТЬЯ спасатели всех Краев и Областей. Общались, передавали информацию и были счастливы. В одной очередной командировки в Москву меня вызывают к ЗАМАМ Шойгу. Какие-то странные вопросы и мои ответы. А отвечать я могу. Потом короткий промежуток времени и Россию делят на 15 РЕГИОНОВ. Дальневосточным Регионом руковожу Я. Хотел ли я этого? Не знаю. Я всегда говорю, что Россия — это «Экспериментальная БАНКА» и никогда в ней не будет законченности. Всегда будут потрясения перестройки, передел, раздел и БУНТАРСТВО. Такая наша судьба и такая наша Россия. Трудный Ребенок она у Меня!


Очередной выезд по просьбе МВД в поселок Кешкино (Приморский край). Не могут найти пропавшего человека

Не знаю, как бы сложилась моя судьба в этой Стране. Я ведь сделал в Приморье спасательную службу с «0» и вел ее до определенного времени. И вел бы до сегодняшнего дня. А результат? Я становлюсь у Руля Региона. Тут другой коленкор. Тут не Царь нужен. Спасатели - это другой БРАТ. Это люди, которые сами ЦАРИ в определенных ситуациях своей работы. Тут нужно другой подход. Я его выбрал. Путь «круглого стола». Всегда разговаривал с подчинёнными и решал только тогда, когда понимал, что это будет только на пользу. На Камчатке всегда работал и действовал, как «Царь Пушка», Альберт Александрович Березин. Я знал одно – работать нужно с ним в ПАРЕ. Постоянно общаться и работать иначе не будет никакого проку. Каждый сам по себе – это не СПАСАТЕЛИ.


Работая с ПРОФИ я никогда не прощался со спасателями-общественниками. Никогда!

И так пошел рабочий процесс в РЕГИОНАХ. А что было в Регионе. Это корка. Мы реорганизуемся. Получаем Статус Министерства МЧС (Министерство по чрезвычайным ситуациям).

Мой фотоаппарат Зенит еще жил. И делал свою работу и у моих друзей тем более

Законы, положения, медали ордена и прочее. Короче – Статус спасателя. Даже запустили вопрос строить собственный жилой дом для спасателей и решать этим самый насущный вопрос у людей – Где жить после того, когда закончиться рабочая смена. Особенно жаждал это решение Александр Марамчин (Беженец с Таджикистана, я имею виду ДВГУ). Мечтали. Я не вылизал с Приморгражданпроекта. Те на берегу Амурского залива представили мне проект будущего здания самого Спасательного корпуса.С гаражами и прочее. Честно. Это все велось, как обычно, как в СССР. Я грезил будущем и запулил тему – «А почем у бы не сделать на крыше нашего Корпуса площадку для вертолета и садить на площадку не «Ми8», а нормальный вертолет Сикорского? С раздвижными дверьми по середине вертолета, для удобства посадки и погрузки пострадавших. Был уде далеко не 36 год, и я не опасался, что за такие мысли меня просто ШЛЕПНУТ, чтоб другим не повадно было.

Естественно, как самый молодой руководитель МЧС, так и остался в своих мечтах. А что делали и о чем мечтали в МЧС. Кто сказал о погонах? Молодцы – идете в правильном направлении. К чему я клоню? Шойгу становиться Генералом. Вот и все эксперименты. Он пришел к нам и был, как мы. Мы его таким приняли и получили ФАКТ на лицо или на Лошадиную морду. А кем стал он? Наш Тувинец. И кем стали мы, после его КОРОНАЦИИ? Вот в этом и вся суть нашей России. Как же вы хотите жить хорошо, если нет стабильности ни в политике, не в законах, ни в чем? Нет главного. Жить нормально, как все в цивилизованном Мире!


Березин Альберт Александрович, собственной персоной

Ким Герман Николаевич, собственной персоной

Ладно, давайте только о хорошем. Я руковожу Регионом, и моя задача создать этот Спасательный Регион. Задача сложная. Везде было только по два три штатных сотрудника. А на Сахалине вообще голяк. Хабаровский край. Тут всегда работал и не плохо этот делал Толя Демский. Потом в Комсомольске на Амуре произошел несчастный случай и Толей ПРИКРЫЛИСЬ, уволив его с работы. Никто, повторяю никто за него не вступился. Я это не только слышал, но и чувствовал это.

Березин Альберт Александрович на работе. Как всегда, не доволен и ничего не упускает

И не только я, еще на Камчатке недовольным остался Березин. Когда приехал в Хабаровск, то сразу пришел к Герки Киму. А к кому еще нужно было идти? Этот, что Березин. Шутки понимает, только тогда, когда дело уже сделано. Кто в это время правил в Хабаровской КСС? Гапочкин? Кто, я Вас спрашиваю? Подтерлись Демским и на покой – ТУРЬЕ, как были, так остались! Одно «щемящее чувство дороги» в голове.

Я через Герку узнаю адрес и телефон Толи Демского. Еду к нему домой. Он уже давно работает в другом ведомстве. Разговор короткий. Едим с ним к Генерал майору Харитонову. Он в это время возглавляет ДВРЦ (ГО). Работаю я с этим человеком просто, понятно, ясно и без ПРИДУРИ. Я ему не подчинялся. По должности я был ГЕНЕРАЛОМ и делал все в своем подразделении. В это время Харитонов создавал полувоенные подразделения по всему Региону. Мы не лезли в их работу, но прикалывались над ними. Короче, с Харитоновым я ладил.

Когда я привел к нему Толю, то в кабинете подозрительно сидели еще три полковника. С какой целью? Ведь раньше я в кабинете с ним оставался всегда один, с глазу на глаз. Вопрос сегодня на повестке дня был чисто мой – Руководитель ПСС Хабаровского края. Гражданское подразделение. Вопрос один. Что делали Полковники в кабинете другого ведомства? Или задача у них была другая - поставить своего военного человека на его место. С военной структуры? Это загадка для меня и по сегодняшний день. Мне уже все равно. Я познакомил с Харитоновым Демского. Все в вкратце о нем рассказал. Тему закрыл, Толя стал руководить Хабаровским Краем. Могло ли быть по-другому? Я всегда знал, что рядом Березин. Если что пойдет не так, он поможет. Мог ли Харитонов влиять на мои решения? Нет! Он был мудрым человеком и всегда мне помогал во всем. И так - Демский у руля спасателей города Хабаровска. Вопрос по Хабаровскому краю решен.


Александру Марамчину я всегда выдавал только Выговора по работе, а тут Грамоту – Не порядок!

Сахалин! Остров. Никогда на Сахалине не был и тут такая удача. Еще и по работе. Меня встретили очень тепло полковники ГО Сахалина. Все я делал на их территории. А что я делал? Я сделал сбор всех туристов, которые жаждали стать спасателями. Собрались, поговорил и я все перенес на следующий день Потом подошел к ПОЛКОВНИКАМ и произнес: «Я за пузырился, у меня нет решения вопроса по вакансии Руководителя ПСС Сахалина. Они сразу мне ее представали. Кропалев. Что и произошло. Я отдал ему всех будущий спасателей и уехал на Камчатку. Повторяю, он хозяин, ему и работать с будущими своими спасателями. Он должен, просто обязан эту службу и делать.


Корякский вулкан, паспорт Петропавловска Камчатского

Новый РАЙОН города, Северо-Восток

Сопка «Любви». История горожан 60-70 годов

Камчатка. Тут Березин. С ним не забалуешь. Никогда в его деле не лез и лезть не буду. Только слушал и учился. Учился, а все делал у себя по своими. Но, при этом продолжал слушать. Альберт Александрович меня повез на «Холотырку». Военная Часть. Бывшая застава Казаков. Мать частная! Потолки в казармах текли. Подпорки под стенами, что бы казарма не рухнула и все вытекающие последствия этого стихийного бедствия. Я, когда все это увидел только одно произнес: «Вы тут умрете! Не нужно никакого землетрясения для этого». Березин спокойно ответил: «Со временем все тут будет по-другому». Мы забрали у военных этот «хлам». И Березин на Базе «Холотырки» стал делать уже не Областную ПСС Камчатки, а Краевую. Вот скажите мне Россияне, кто на Камчатке среди Краснопузых правил? Какой Крестьянин у руля стоял? В Школе он учился? Как можно было Край Областью окрестить. Вы и сейчас на Камчатке такое отчебучиваете, что когда мы к ВАМ приезжаем, то рот не закрывается. Нет, соврал. Как сказал один мой знакомый: «Володя! Не переживай. Сейчас я в самолет сяду, кондиционер включат. Я весь этот ужас оставлю на всегда позади». Вам повезло капитально, что Путин к Власти пришел. Если бы не пришел, сейчас в Петропавловске одни древние бабушки остались, которые по своей нетрудоспособности, просто, физически, от сюда СДРЫСНУКТЬ не могли.


Тренировки спасателей проводились только мной. А кем еще? А я, даже инструктором в альпинизме не был

Я ледовые участки проходил первый. Александр Марамчин был подготовлен, чтобы работать со мной в связке только один со службы

Но мы не об этом. В моем подчинении в Регионе было три службы. Я никогда не лез в дела своих руководителей. Только работа в связке. Каждый у себя хозяин в доме и порядок этот Хозяин наводить должен был сам. Повторяю, я никому не подчинялся, а Шойгу, тем более. Я был Хозяин в своем доме и жил в нем по ПРАВУ. Генералы мне были не нужны. Нет, наврал. Харитонов всегда помогал мне и был нужен. Расскажу один случай, где он мне «очень» помог. Как то раз я приехал в Хабаровск, пообщавшись с Герычем поехал в ДВРЦ.


Рация на базе «ГАЗ66», любезно предоставлена моей службе самим Генерал-майором Харитоновым

Харитонов принял меня. Все узнал, что творилось во круг, при этом, обещал мне помочь. Я, недолго думая, сразу в ЛОБ: «У меня проблема! Нет раций!» «Решим этот вопрос!», по-генеральски произнес Харитонов. Не прошло и недели, я опять в Хабаровске. Не поверите, Харитонов сдержал свое слово. Рацией нашу службу обеспечили, за что я ему до сих пор благодарен. Пока 1:0, в его пользу.


Марков и Зинов разбирает кабину автомобиля. Там человек и живой

Как мы работали в те времена? По-разному. Свой хлеб отрабатывали. Я не допускал к своей службе Полковников с ДВРЦ. Все их проверки мной аннулировались. Сотрудничали с МВД. Милиция в тайге была бессильна. Мы ей помогали. Частенько работали на центральных трассах и ковыряли машины. Мои спасатели отработали в Нефтегорске, когда весь маленький городок сложило, как карточный домик, после землетрясения. Работали! Это каждодневные будни. Вам это будет не интересно. Но, был случай, когда я уже не работал в службе. Регион сократили и мне дали ШАНС поступить, как все. То есть, мою должность сократили, а в должности Руководителя Приморской ПСС уже стоял человек. Мне нужно было его просто подвинуть и «дело в шляпе». Господа – Крестьяне! Я Марков. Если я ставлю на должность человека, то речи никакой не может быть о его подвижки. Справляется, пусть работает. Я ушёл со службы в 1996 году, как посоветовали мне Клерки с МЧС «по-хорошему». Но, вот об этом случае я Вам расскажу.

Мой отец был Доктором, вернее Фельдшером. Служил боевым кадровым офицером ТОФ на подводной дизельной субмарине. Дома мой папа всегда обговаривал с Мамой все происшествия на Базе ТОФ. Их было достаточно, и офицеры госпиталей до последнего боролись за конечности нерадивых Краснофлотцев. А такого было много. Правило одно – «Бороться до победы и только крайнем неблагоприятном случае ампутация».


Водитель на ногах. Ему повезло, но это большая редкость, вернее Чудо

Прошло много времени и в Приморье среди спасателей произошел нестандартный случай. Лиске (если у меня правильная информация) устранял последствия аварии на дороге. Машина была искорёжена. На последнем сидении девочки зажало ее ножку. Бензобак машины пырхал синим пламенем. По ситуации должен был взлететь на воздух. Лиске, не долго думая, схватил пилу и отпилил девочки ногу. Жизнь ее была спасена. А жизнь в дальнейшем? Этот вопрос для девочки не уместный. Действия спасателя не обговариваются. Он в праве принять свое решения. Но, есть я. Человек который всегда живет по законам своего Отца. Бороться до последнего! И только в крайнем случае – ампутация. А как вывглядет в таком положении крайний случай. Ответ простой или взлететь вместе со своим напарником на воздух, до конца борясь за жизнь конечности ребенка, или освободить эту конечность. Что выберите вы? Я выберу слова своего отца.

Продолжение следует....


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100