Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Денис Урубко >


Всего отзывов: 1 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00


Автор: Денис Урубко, г. Алматы, Казахстан

Восток-Запад

Читайте на Mountain.RU :
Денис Урубко.
Авторская страница

В поезде было людно. Особенно после станции Шымкент. Этот южный город притягивал к себе неимоверное количество кочевого люда, и вот теперь они расселись в плацкартном вагоне, кто где, поклевывая носами в такт перестуку колес. Плакал ребенок. Колоритная бабуля у окна поинтересовалась на казахском языке, дают ли горячую воду, и что у нас в термосе. На что я ответил, немного помедлив, что у нас есть черный чай. Старушка потеряла интерес. Что ей действительно было нужно от нас?

- Сколько до следующей станции? - спросил я своих друзей.

Кирилл Барбашинов, взявший на себя роль штурмана нашей поездки, взглянул на экран фотоаппарата и пробормотал что-то невнятное о смене часовых поясов. Пять минут назад он сфотографировал своим цифровиком расписание следования состава и теперь пытался извлечь что-нибудь полезное из этой информации. Снимать происходящее вокруг ему явно надоело.

- Надо будет йогурт купить, - промурлыкала Света с верхней полки. – Слезать неохота. Кирилл, я дам тебе деньги, сходи купи, пожалуйста.
- А ты читаешь?
- Не могу оторваться, - вздохнула Светлана.

Я поглядел на обложку книги в ее руках – «Код да Винчи». Что-то на тему высокого искусства. Умная девушка.

Рядом со мной у окна задумчиво разглядывала степную пустоту другая умная девушка, Вика. Красивый профиль на фоне оконного проема был чист и светел печалью о покинутой дочери. Поезд уносил нас все дальше от семейной жизни, от дома, и мы первый раз решились оставить ребенка на столь продолжительное время. Викиной литературой были книги по детской психологии.

У прохода, листая страницы журнала «Плейбой», вальяжно расположился Сергей Самойлов. Ему вообще не было дела до всего окружавшего. Наша компания была разношерстная, привлекавшая внимание красотой следовавших с нами женщин, вникавших в лучшие образчики учёных книг и детективов, и отрешенностью небритых физиономий мужчин, листавших эротические журналы. Мир был прост.

Иногда мы ходили по проходу за кипятком – наверное, чаще других пассажиров. Света пила исключительно зеленый чай, а по утрам сибаритствовала с кофе. Кирилл и Вика частенько старались следовать её эстетическим порывам, поэтому заставляли себя пить изысканные напитки – то кофе «Лаваццо», то чай «Нефритовая бабочка». А нам с Серегой было по барабану. Мы пили что угодно, лишь бы это требовало минимум усилий и затрат в готовке. Как всегда в горах, на высоте. Как этим летом в Каракоруме.

Именно благодаря летним похождениям в горах мы и оказались в этом плацкартном вагоне, несущемся из одной точки бескрайнего мира в другую. Из Алматы в Москву. Из лета в зиму. Потому что заранее невозможно определить, чем может завершиться любой из твоих поступков. Компания «БАСК», решив по пришествии зимы подарить россиянам праздник, устроила Фестиваль «Золото Российского альпинизма», на который собрала лучших альпинистов своей страны. Те, кто получал в разное время премию «Золотой ледоруб», съехались в Первопрестольную, чтобы рассказать о своих восхождениях. Это были лауреаты, гранды, звезды мирового спорта… И среди них было много хороших людей.


Новый маршрут на "KHALI HIMAL" или
северную вершину Барунтце, 7066 m
Пригласили и нас для рассказа о гималайских восхождениях, которые проводились Центральным Спортивным Клубом Армии Казахстана. Весной 2004 года мы проложили новый маршрут по Северной стене вершины Кали-Химал (7044 метра), а летом 2005 года - новую линию по Юго-Западной стене пика Броуд (8047 метров).

Броуд Пик (8047м). Казахстанский маршрут.
Типичный пример спортивного отношения к альпинизму - до фанатизма настоящих военных амбиций. Именно так мы с Серегой и поступили. Когда все участники экспедиции отказались лезть по стенному маршруту, нам пришлось туго. И только благодаря несгибаемому оптимизму и пресловутой воле к победе мы все-таки пролезли эту стену.

В Москве, куда мы прибыли 25-го ноября, нас встречали алматинские девушки со своими мужьями. Лихие московские парни переманили их сюда на ПМЖ, что заставило меня в душе порадоваться за Россию, но Казахстан таких красивых девчонок потерял навсегда. Наша компания привезла им кучу подарков от родственников и друзей, и пожелания счастья на многие лета.

- Давай, Денис, от вокзала садись на Кольцевую, пересаживайтесь на «Октябрьской» на рыжую ветку до «Академической», - сказала по телефону Лена Лалетина, наша российская знакомая, когда мы ей позвонили. – А там я вас встречу. Будем все у Насти жить…

- Интересно она договорилась, - пробормотал Кирилл. – Они тут все за нас решили, нам даже не пришлось никого просить.
- Я вас покину, - вмешался Серега. – Нам в разные стороны. Света - к своим знакомым, я - к своим, на пару деньков. Так что вы сами по себе остаетесь. Втроем.
- Главное, на открытие Фестиваля не опоздайте. Ленка сама только сегодня из Питера приехала… Ну да ладно, ей виднее. Погнали в метро.

Эту пятницу мы потратили на прогулки по заиндевевшей Москве. Покидав монеты на географическом центре России и поглазев на таких же сумасбродных туристов, мы двинулись к реке. Серое небо периодически роняло на нас снег, задувал сырой ветер, вторя скрипом пронзительным крикам чаек. Брошенные на произвол наступавшей зимы, они метались над стылой рябью реки. Красная Площадь была закрыта, поэтому нам пришлось нарезать круги по окрестностям, дивясь обилию православных храмов и памятников. В том доме жила Крупская, там - Чистые Пруды, вдали возвышался храм Христа Спасителя, и везде сновали машины, машины, машины… Я снова почувствовал себя потерянным среди такого обилия людей, сновавших по своим делам. Мир был огромен.

В субботу вечером в Центральном Доме Кино состоялось открытие Фестиваля «Золото Российского альпинизма».

Надо сказать, что помимо основной части, где со сцены и на экране представлялись достижения горовосходителей, в фойе до начала официальной части было достаточно интересно.


С Анной Пиуновой (Mountain.RU)
Люди сновали между выставками снаряжения, фотогалереями. От барной стойки к раздаче плакатов. Всего было много, и мне тоже хотелось поглазеть на окружавший мир. Однако Лена Лалетина, как человек более трезво глядевший на московскую тусовку, привыкшая к местному гламуру, волевым решением усадила меня в углу, и заставила продавать мои книги. Честно говоря, я слегка робел, но покупатели, тем не менее, нашлись, и остаток вечера до начала церемонии открытия я провел как паук в центре сети. Заманивал к себе доверчивых москвичей, надеясь, что хоть кто-нибудь, начитавшись строк об экстриме, оставит это ненужное и опасное занятие. И таким образом у меня получится спасти для мира пару-тройку заблудших душ.


Александр Ручкин
-Ден, здорово! – многие ребята были рады меня видеть. – Мы там за углом в буфете сидим, подваливай.

Это место «за углом» все два дня пользовалось огромной популярностью. Тем более, что в первый вечер, 26-го ноября, был День рождения у Александра Ручкина. И каждый старался порадовать именинника.

В первый вечер на сцене выступало несколько представителей истеблишмента. Как нашего, так и зарубежного. Я многих знал по переписке, но впервые видел наяву тех, кто творил историю. Что само по себе было интересно – проверить свое мнение о людях, подспудно сложившееся из рассказов о них, статей, телепередач.
Но особенно теплые чувства вызвали во мне слова Владимира Богданова. Как и тогда, зимой 2004 года после экспедиции на пик Ленина. Спонсоры часто поддерживают своих спортсменов материально, но не всегда находят заинтересованность помочь морально. А после зимнего восхождения на пик Ленина, где у меня погиб друг, во многом благодаря Владимиру я сумел преодолеть тот тяжелый жизненный этап. Люди должны быть Людьми – как в спорте, так и в бизнесе. Иначе наш мир вряд ли бы становился лучше.


Команда "Макалу": Ермачек, Бычковский,
Ефимов, Жилин, Болотов
Когда на сцену вышла команда Макалу-98, было видно, как смущается Алексей Болотов, как уверенно держится Дима Павленко, как спокоен Коля Жилин… Все это были «свои» люди, с которыми многократно пересекались в горах на восхождениях, помогали друг другу. И вот теперь они были там, освещенные софитами, под шквалом аплодисментов, а я здесь, в темноте. Но, несмотря на разницу, мы все равно были едины, могли быть честными сами с собой, и я уважал их, прежде всего за силу и целеустремленность, с которыми они шли к вершинам.


Нупцзе. Валерий Бабанов
и Юрий Кошеленко
Вторым «Золотым ледорубом» России было восхождение Валеры Бабанова на пик Меру. Когда-то я уже видел этот момент. Во Франции, в Арженьтьере… Сложные чувства вызвала во мне та церемония награждения, породив много выводов о целесообразности риска и спортивности. Тогда Бабанатти, такой же сияющий, растерянный, оглушенный успехом стоял в лучах славы, подняв руку со сверкавшим золотом ледорубом… И вот по прошествии четырех лет я видел его снова. Дежавю, как говорят французы.

Очень интересным в альпинизме 80-90-х годов стало то, что к искусству и мобильности Западного подхода к восхождениям прибавилась одержимость Востока, служение идее. Целеполагание, настроенность на победу – с тем искренним преклонением перед прекрасным, что несут в себе горы. Сдерживаемое в строгих границах системы спортивного отношения к горам выплеснулась наружу. За пределы СССР. Все нереализованные амбиции, что глодали молодежь после успеха на Эвересте-82, все отточенное изматывавшими тренировками мастерство, все стремление на высочайшие вершины – все это досталось альпинистскому миру с развалом Советского Союза. Десятки мастеров Стен и Высоты получили возможность применить в «боевых условиях» то, что десятилетиями накапливала Советская школа горовосхождений. Что бы мне ни говорили, но факт остается фактом – премия «Золотой ледоруб» возникла именно тогда, когда стала насущной, необходимой. Пусть и зрела необходимость в ней уже не одно десятилетие, пусть создали ее французы, имеющие вековые традиции, пусть и принадлежит она всему миру. Вспомним Дхаулагири, где в 88-м году Валиев и Моисеев проложили стенной маршрут, названный лучшим восхождением года, траверс Канченджанги, заслуженно отработанный спортивной «машиной» сборной Советского Союза, и почти пройденный без кислорода В.Хрищатым с В.Сувигой. Южная стена Лхотзе не устояла перед командой профсоюзов СССР, сделавшей немыслимое. В ней работал казахстанец Ринат Хайбуллин. И пошло-поехало… Последние десятилетия просто нашпигованы супервосхождениями. Это оказалось нужным всем – соревновательный момент в альпинизме, некая шкала, которая градирует альпинизм по параметрам духовности и спортивности, определяет стратегическую направленность развития. Многие с ней не соглашаются, многим до нее просто нет дела. Но «Золотой Ледоруб» важен именно своей показательностью. Как индикатор общего понимания всего, что ценно в современном альпинизме. И даже противники «Piolet d’or» конструктивной критикой помогают в первую очередь проявлению передовых концепций горовосхождений.

Первый вечер был наполнен ощущениями. Самые разные чувства разрывали меня, теснились в душе. И все встречи с друзьями, и сама обстановка праздника, и то, что мы оказались здесь, и Вика, с улыбкой взиравшая на метания по фойе… Поэтому спать я вырубился сравнительно рано, не в силах противостоять тому обилию общения и информации, что свалились на меня.

Проснувшись, я сперва не мог понять, где нахожусь. Вспоминались обрывки разговоров, лица. На кровати спала хозяйка квартиры Настя, рядом с ней прикорнула Вика. Лена с Кириллом самоотверженно спали на полу - мой друг растянулся прямо в дверном проеме. На кухне сидела озадаченная Анастейша, мешала теплый чай с молоком. За окном царила северная тьма.

- Что, спать негде?
- Да, вот вернулась только что…
- В шесть утра! Как дискотека?

Во взгляде девушки появилось что-то мечтательно-воздушное, и в то же время легкая печаль скользнула по лицу. Пришлось слоняться по дому, отыскивая куртки, одеяла и укладывая ее спать. Дабы оправдать свое безделье и проявить пресловутую спортивность, я прогулялся по улице, бодрым маршем казахстанского военного меся выпавший за ночь снег.

Москва была большим городом со своими маленькими людскими проблемами. Вот навстречу прошли, держась за руки, двое парней. Милая беседа, кроткие взгляды, у этих, похоже, точно проблемы. Две девушки выпорхнули из подворотни.

- А он…
- А я…
- И тут он… первый такой экземпляр у меня, - донеслись обрывки фраз вперемешку со смехом. Унылый дворник, приостановившись с лопатой, тоскливо смотрел им вслед. Из метро высыпала компания панков, которые недружелюбно покосились на меня. Я, в свою очередь, ответил им тем же. Разошлись.

Полный утренней бодрости и свежести, с кучей булок под мышкой я ввалился в квартиру, где уже вовсю шло обсуждение планов на день.

- Самое главное, что нам сегодня отправляться домой, - усмехнулся Кирилл.
- Нет, самое главное - купить подарков Машеньке, - скромно сказала Вика.
- Для меня самое главное - решить, что показывать сегодня на слайд-шоу, - почесал я затылок. - Может, послушают о Казахстане?
- Ты про Бориса Степановича Коршунова лучше расскажи, - вмешалась Ленка.

Мы весело ринулись навстречу сырому, промозглому дню. Москва сегодня отдыхала, было утро, поэтому на Арбате царило запустение. Только колоритный дедок в ларьке с матрешками маячил напротив пустого кафе.

- Ента кукла ыдва литра молока стоит, - степенно расправил он окладистую бороду. – Вон ента три литра. А энта махонькая всюго литр… Бери, сынок.
- А почему на молоко все переводите? – спросил Кирилл.
- Дык возраст ужо, - весело хмыкнул продавец. – Только на молоко и батрачу.

Промотавшись по окрестностям храма Христа Спасителя, устав мерзнуть среди этого непонятного московского люда, мы прибыли в Дом Кино. На крыльце нос к носу я столкнулся с Борисом Степановичем Коршуновым и тут же оказался в его крепких объятиях. Потом он хлопал меня по плечу и в который уже раз журил за краткость моего пребывания.

- В бане моей так и не попаришься!


Валерий Розов
В течение дня помимо основной программы проводились выступления других экстремалов. Они показывали слайд-шоу, рассказывали о своих проектах. Были здесь Джулий и Розов – кстати, сами совершавшие сильные восхождения за рубежом. Исследователь китайского Тянь-Шаня подарил нашей альпинистской братии стены пика Победы и пика Военных Топографов с южной стороны. До сих пор они были закрытыми объектами. Валерий Розов вообще ухитрялся, пройдя сложнейшие альпинистские маршруты, еще пролететь над ними в своем костюме-крыле. Время тянулось, похожее на сказку, волшебный мир которой немного приоткрылся для нас. Именно из-за интересных рассказов сроки выступлений потихоньку «сползли», и когда наступила моя очередь, время было безвозвратно упущено.

После выступления россиян оставалось лишь сорок минут на то, чтобы постараться внятно рассказать о том, что мы делали в горах последние годы. Я уложился в пятьдесят.


Сложный микст при восхождении
на в. Кали Химал
Темой моих слайд-шоу стали спортивные восхождения Центрального Спортивного Клуба Армии Казахстана в Гималаях и Каракоруме. То, как весной 2004 года мы пролезли новый маршрут по Северной стене вершины Кали-Химал (7044 метра), до сих пор удивляет меня своей оптимистичностью. Потому что, несмотря на мрачное состояние погоды и пессимизм других экспедиций, наша четверка работала в самом бравом стиле. Во главе стоял Симоне Моро, а интернациональный состав включал Бруно Тасси, Бориса Степановича Коршунова и меня. Ух, и повеселились в карусели ветров и снега!


На вершине Броуд Пика
Наверное, это восхождение дало мне крайне необходимый опыт прохождения сложных Гималайских стен. При перепаде в 1750 метров склон Кали-Химал изобиловал трудностями и ловушками. Поэтому в 2005 году, когда пришло время подниматься по Юго-Западной стене пика Броуд (8047 м), мы так удачно спланировали свой график и маршрут восхождения. Второе слайд-шоу я посвятил рассказу об этой эпопее.


Сергей Самойлов и Денис Урубко
после восхождения
Пришлось спешить. В короткий отрезок времени я втиснул то, что планировал рассказать за полтора часа, поэтому окончание вообще получилось скомканным и неинтересным. Тем не менее, зал поддержал меня и дал довести рассказ об экспедиции до финала. Уже неоднократно приходили люди, говоря, что пора переходить к основному отделению. Что ждут начала в большом зале. Что время закончилось… Однако у меня в душе словно зажегся огонь тех летних дней, когда мы прорывались сквозь непогоду на высоту восемь тысяч метров. Серега Самойлов и я. Сил остановиться, не поделившись всей радостью той победы, у меня не было.

Когда зажгли свет и публика начала покидать зал, я – взвинченный, нервный – пытался вернуться в состояние реальности. Ко мне подходили, просили передать привет своим друзьям в Алматы, поздравляли, одна женщина протянула две книги в темных переплетах, сказав, что хочет подарить их мне. Почему? Я даже не сумел поблагодарить ее толком…

В большом зале под теплым светом ламп на покрытой мягкой тканью сцене все было в ожидании. Надо поблагодарить организаторов мероприятия - компанию «БАСК» - за столь доброе, я бы даже сказал, трепетное отношение к экспедициям горовосходителей. За уважительное отношение к проявленному ими мужеству.

- Смотри, там Володя Сувига в первом ряду, - шепнула Вика, прислонившись к плечу.

Вау! Как Володя?! Господи, я и забыл! Они с Бабановым были на ребре Нуптзе. Это трио вообще поражало воображение. Теперь они стояли одной командой, хотя добились разного и в разное время. Это восхождение, удостоившееся «Золотого Ледоруба» после того, как Валера с Юрой Кошеленко добились успеха, было заслугой всех трех экспедиций. И одиночной попытки Бабанова, и тяжелой работы Володи с Валерой осенью, и бесшабашной атаки двойки Кошеленко-Бабанов, достигшей вершины глубокой ночью после изматывавшего штурма.


"Золотой Ледоруб"-3. Александр
Одинцов и команда Жанну
А уж когда на экране замелькали кадры фильма «Симфония Жанну», торжество достиг-ло своего апогея. Честно говоря, даже мне, достаточно искушенному в высотном альпинизме, год назад было тяжело представить реальную грандиозность задачи команды Одинцова. Все верно: маршрут сложен, вершина высока, стена крута… Но словами трудно передать реальность. И вот теперь, когда я смотрел на самоотверженность ребят, удив-лению не было предела. Это был восторг вперемешку с ужасом. Невольная мысль о том, смог бы я сам выложиться до такой же степени, повергла в шок. Остаток вечера я так и не сумел избавиться от этого дикого вопроса.


Денис Урубко, Михаил Михайлов
Я знал многих из них. Мишку Михайлова, с которым служили в армии, Леху Болотова, с которым шарахались в охваченном кольцом баррикад Катманду во время гражданской смуты, Саню Ручкина, что прожил несколько лет в Алматы. Тем более становилось обидно за слабость признания своей страной того, что делали русские альпинисты. Во всем мире никогда не посмели бы пройти мимо подобного подвига. Такое возможно лишь в СНГ. Кстати, как и в Казахстане.

То, что мы с Самойловым сделали на Броуд-пике, было нашим Армагеддоном. Я видел, какими спускались с Жанну Ручкин с Павленко. Я видел, какими спускались с Броуд-пика мы. Есть нечто схожее в таком возвращении в цивилизацию. По прошествии экспедиции мне пришлось написать по требованиям и просьбам более десятка статей в зарубежные журналы. Я отработал все на английском языке, и благодаря помощи друзей это стало возможным не только читать, но и понимать. Испания, Италия, Соединенные Штаты, Франция, Россия – все проявили огромный интерес. Все писали мне, прося рассказать о том, что мы пережили на вертикалях Юго-Западной стены каракорумского восьмитысячника. Это было здорово. Но это было и очень печально. Потому что ни один казахстанский журнал не проявил даже капли того интереса, что возник на Западе.

Для примера могу рассказать историю нашего восхождения на вершину Лхотзе. После того, как мы с Симоне Моро на высоте 8000 метров спасали английского парнишку и польскую женщину, итальянское правительство наградило моего друга почетным орденом, вся Италия знала об этом… Мы помогали людям совсем не за награды, но отношение к тому, что сделали, оказалось совершенно разным на родине Симоне и в Казахстане. По-этому, я хочу поблагодарить «БАСК», Владимира Богданова, Ларису Мартынкину и других работников компании за праздник, устроенный альпинистам осенью 2005 года. От лица всех своих друзей - горовосходителей бывшего СССР, а нынче большого содружества стран.

Поезд ритмично постукивал по стыкам рельсов. Вагон равнодушно увозил нас прочь из Москвы. За окном мелькали березы и сосны. Старые, покосившиеся дома глазели на проходящий состав слепыми окнами. В голову лезли строки: «Прощай, немытая Россия, страна рабов, страна господ. И вы, мундиры…» Я сам был ярким примером немытости, небритости, усталости и полного разлада с самим собой.

Только когда мы въехали в Казахстан, солнце немного скрасило унылость заснеженных просторов и мое неприятие мира. Во время пребывания в России мы так и не увидели ни единого солнечного лучика. А здесь наконец-таки повеяло южным теплом. Скоро будем дома. Золотая пелена переливалась по степи, и поезд, разрезая эту мечтательную дымку, нес нас к алматинским горам. Золото дорог…

Я открыл книгу, которую мне в Москве подарила незнакомая женщина. Это оказался перевод рассказов Ганса Каммерландера. О том, как он начинал лазить по горам. О его экспедициях. У меня затряслись руки. Это было вроде библии для такого сумасброда как я. А мне даже не удалось отблагодарить эту женщину. Надо было хоть свои книги подарить!


С дочерью Машей
Подъехали к какой-то станции. За окном суматошно забегали продавщицы со связками балыка, норовя осчастливить кого-нибудь из пассажиров.

- Тенговая зона, - довольно пропел Кирилл.
- Только рыбу не покупайте, - взвилась Света. – Снова всю дорогу вонять будет!

Мы лишь добродушно усмехнулись.

- Поздно, Света. Пива Серега с Кириллом уже взяли. Значит, без рыбы не обойтись.

А Вика задумчиво глядела куда-то поверх голов людей, поверх крыш. Вперед – туда, куда стремился поезд. Где-то там, за тысячу километров, нас ждала дочь. Маленькая девчонка Мария. И самым важным было то, что позолоченные солнцем рельсы рано или поздно приведут нас к ней, к нашему дому и нашему счастью.

09.12.2005
Денис Урубко

Центральный Спортивный Клуб Армии Республики Казахстан
SALICE, La Sportiva, CAMP, The North Faсe


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00
Сортировать по: дате рейтингу

Оно, наверное, верно, но...

Цитата: "Мы помогали людям совсем не за награды, но отношение к тому, что сделали, оказалось совершенно разным на родине Симоне и в Казахстане. По-этому, я хочу поблагодарить «БАСК», Владимира Богданова, Ларису Мартынкину и других работников компании за праздник, устроенный альпинистам осенью 2005 года. От лица всех своих друзей - горовосходителей бывшего СССР, а нынче большого содружества стран". Оно, наверное, верно, Денис, но мне кажется, что любой горовосходитель поменял бы и орден и фестиваль на участие в Программе «Казахстанская сборная на высочайших вершинах мира». Думаю, Сергей Богомолов это подтвердит!
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2019 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100