Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

Чтобы быть в курсе последних событий в мире альпинизма и горного туризма, читайте Новостную ленту на Mountain.RU
Люди и горы > Очерки, дневники >


Всего отзывов: 0 (оставить отзыв)


Автор: Максим Лучко, Новосибирск

Сборник рассказов: О Чудесах

Читайте другие публикации автора:

Летопись чрезмерно лечебного, временами оздоровительного путешествия по горам Борколдоя в девятнадцати ходовых, едовых, ездовых днях
Описание приятной во всех отношениях прогулки по Северо-Чуйскому хребту с несколькими пространными описаниями, отступлениями, а также песнями и танцами
Как мы на гору Каракол ходили

Что такое "Чудесное"?

Есть необычное - такое, что случается очень редко. Есть невероятное, или невозможное, - событие из серии "этого не может быть.   Кроме того, есть Чудесное. И необычное, и невероятное относятся преимущественно к "было - не было". В слове "Чудесное" же сквозит ещё оценка - эдакое изумление перед чем-то, выбивающемся из рамок обычного, и уже - небольшой шажок за границу возможного.

Наверное, у всякого чуда есть объяснение. Вот только какова она эта идеальная мерка объяснения: истинная реальность - без выдумок и придирок...

Горы - место, где Чудесные явления сконцентрированы. На единицу пространства, буквально,- просто непомерное их количество.

В горах всё не так: жар и холод - сильнее, колебания температуры - чаще, перепады высоты - само собой, растительность - разнообразнее... Думается, именно из-за такой "возвышенности" разные странности - чаще. А не замечают их просто потому, что не смотрят. И не ждут. Например, читал в какой-то эзотерической книжке о гуру, пришедшем на Алтай за просветлением. Автор описывал разные необычности в воздушных пределах, бывшие в ключевые моменты медитации этого самого учителя: неожиданно начинался дождь, появлялись странные свечения... Критическое сознание сразу помещает их в разряд "желаемое, принятое за возможное", а прилагающиеся фотографии стремится объяснить могуществом фотошопа. Однако собственный опыт разубеждает - скорее всего, чудеса на самом деле были, но лишь потому, что их ожидали, и значит, внимательнее вглядывались в окружающее. И видели, правда, думается, однобоко, приурочивая к психическим опытам гуру. Представляется, не от новомодного учителя они были, но от гор: в них постоянно что-то происходит, просто нужно внимательно, неспешно и со всем уважением всматриваться и ждать. А после - восхищаться...

 


Фото: Павел Федосеев, Алма-Ата

Предчувствие чуда. Лыжный поход 1 к.с.. Новосибирская область. Февраль.

Электричка выплюнула нас вместе с кучей рюкзаков, лыжами и палками на пустынной станции. Тоскливо посмотрели вслед электропоезду, уносящему цепочку теплобрюхих вагончиков вдаль, и обречено оглядели заснеженные окрестности. Снег дохнул в ответ холодом. 40 километров придётся шагать по дороге среди полей, где дует ветер, до пихтовой тайги. Восемь часов хода до леса, где есть дрова, пригодные для походной печки. 40 нудных километров за 8 холодных и ветреных часов... Напялили рюкзаки и схватили лыжи. Вперёд...

   Однако где-то нас ожидала удача в виде попутки, желательно грузовой, которая смогла бы вместить 10 наших тел вместе со скарбом. Помыслили стратегически и установили порядок движения. Сзади шагали самые маленькие, толстые и волосатые девушки (плотность тела - дабы привлечь сексуальное вожделение селян, явно влекомых к телу тугому и упитанному длинные волосы, выпущенные поверх куртки, - чтобы выделить женщин из бесполой массы тел, одетых в одинаковые туристские костюмы) в середине - девушки повыше и также - волосатые, но - тощие, (сластолюбивый взгляд селянина скользит от тел плотных, натыкается на несчастные женские спины и по контрасту испытывает чудовищную жалость) впереди - женщины короткостриженные и - я с ещё одним участником мужского пола (авось не разглядит водитель). То ли стратегия оказалась верна, то ли на безлюдной, по описанию, трассе воцарилось оживление, не прошли мы и первого десятка километров, как остановилось то, что нам нужно - автомобиль марки ГАЗ - 53, в кузове которого находился шкаф (1 шт.), стулья (4 шт.) и холодильник. Мы вольготно расположились среди скарба. Машина поехала. Мы запели. Не попели мы и получаса, как машина остановилась.

- Дальше мне - налево, вам - направо, - провозгласил водитель.

Нехотя выбрались из кузова и двинули пешком. До свёртка в лес оставалось 15 км . Судьба в этот день оказалась благосклонна к нам - не прошли мы и пяти минут, как около нас затормозил уазик типа "таблетка". Радушный водитель пригласил внутрь. Как водится, шофёр устроил допрос с пристрастием - куда? Откуда? Зачем вам это нужно? Отвечали степенно и по порядку: Туда, Оттуда, Затем. В беседу встрял приятель водителя, попросив карту. Принялся с любопытством разглядывать листочек, видимо, пытаясь понять, как этот кусок бумаги смог вместить столь много - деревни, леса и пр.

- А сейчас мы где? - поинтересовался он.

- Тут, - ткнул я пальцем в карту.

Человек удовлетворённо кивнул и поднёс карту к глазам, словно пытаясь разглядеть нас, себя, машину. Вздохнул и выдал:

- Места у нас хорошие...

Мы согласились.

- Всякое у нас есть - продолжил тему водитель. Даже НЛО.

Мы с удивлением воззрились на него.

- Озеро недалеко находится... волшебное. Раньше на нём остров был. На острове - церковь. Потом ураган прошёл или какой другой катаклизм, и остров ушёл под воду, только маковка церкви виднелась. Звон будто колокольный раздавался. Как церковь под водой скрылась, НЛО залетали... Говорят, озеро совершенно круглое, и вода в нём чёрная-чёрная... Ещё говорят: прежде, чем церковь построили, на острове шаманы жили.

- И где оно? - Полюбопытствовал я.

- Недалеко от дороги - ответил водитель, - я сам-то не был, мне знакомые рассказывали.

Я досадливо подумал, зачем уже спрятал карту...

- Приехали, - сказал шофёр, - вам выходить.

Мы с неохотой покинули дружелюбное нутро машины. Я достал карту и принялся определять местоположение. Обнаружил значок, обозначающий озеро и вспомнил историю.

- Так где ты говоришь озеро? - заглянул я в окно машины.

- Примерно в семи километрах отсюда, - ответил приятель шофёра.

И вправду - озеро на карте было в семи километрах от нас. Я с грустью подумал, что наш маршрут лежит в стороне от таинственного водоёма...

 


Фото: Андрей Зенков, Москва

   Вихрь на слиянии рек Тюрдем и Сайгонош. Северо-Восточный Алтай. Лыжный поход 3 к.с.

У нас проходил лыжный поход. Мы двигались по реке Малая Сумульта, обходя большие и маленькие промоины, пробираясь по снежным мостикам, под которыми бурлила вода. Было тепло, безветренно, сквозь частые, но неплотные тучки пробивалось солнце, и от всех этих метеорологических оснований, перефразируя слова известного мультяшного персонажа, "в теле такая приятная лёгкость образовалась". Вдали посветлело - значит там слияние Сайгоноша (слева по ходу движения) и Тюрдема (справа по ходу движения), от которых и образовывается Малая Сумульта. И значит, скоро полуднёвка - мы залезем в избу, где пол дня пробалбесничаем и переночуем - вместо холодной палатки... Над слиянием возвышалась большая залесенная сопка.

Чем ближе к слиянию, тем мельче становилась река и тоньше слой снега - промоины слились в один неширокий спокойный поток, покрытый коркой льда, - поток, который весной превратится в бурную реку. Мы двинули по левой стороне реки (по ходу движения).

Наконец, ущелье разошлось, и мы оказались на слиянии. Снег здесь оказался глубже. Предстояло перейти Сайгонош и подниматься по Тюрдему, однако мест для перехода не наблюдалось, лезть же в холодную воду никакого желания не было, и мы двинулись вверх по Сайгоношу, разыскивая снежные мосты или крупные камни в реке, по которым можно было бы перебраться.

Именно на этом участке - выше на километр от слияния - увидели странное явление. На самом входе в ущелье Сумульты, у большой скалы на левом берегу (орографически) поднимался вихрь. Как только увидели его, так сразу и услышали - раздавался ритмичный, словно дальний шум электрички, звук. Он усиливался - и двадцатиметровый вихрь, в котором кружился снег и листва, взметался вверх метров на двадцать пять и крутился звук стихал - вихрь опадал до двадцати метров. Взлёты и падения совершались в ритме примерно пять минут на пять минут.

Наконец-то нашёлся снежный мост. Стали, обрадованные, перебираться - время было 12 ч. 30 минут, пора обедать, а до избы ещё шагать около часа. Перешли и вновь обратили внимание на вихрь - он всё так же продолжал вертеться. "Сбегать что ли к странному явлению?" - загуляла у меня в голове шальная мысль. Обратился с предложением к народу, однако оголодавшие товарищи отказались - скорее бы до избы, сварить еду, завалиться спать. Я без особого сожаления поборол любопытство. Побрели вдоль Тюрдема наверх, а вихрь всё так же продолжал крутиться, пока не скрылся за поворотом.

В принципе, наверное, чтобы понять механизм этого чуда, не нужно сильно напрягаться, просто нужно увидеть движение ветров из двух долин, вливающихся в третью... только вот там, где шагали мы, было совершенно безветренно. Да и в долине реки Сайгонош ветра позже не почувствовали.

 

Истории об Осиновом гребне

Осиновый гребень - это официальное название одного из небольших залесенных хребтиков на юге Новосибирской области, - официального настолько, что оно присутствует на картах.

Необычную красоту этого места невозможно запечатлеть на фотографиях - пейзаж, снятый вблизи - одно дерево или несколько их, - будет подобен миллионам других, снятых с парков и пригородных лесов. Сфотографированный сверху - с вершины одной из горок или с высоты птичьего полёта, - отразит пологие сопки, коих - полно во многих областях. Странное ощущение чего-то таинственного нельзя почувствовать, лишь на малое время ступив на землю Осинового гребня, прилетев туда, допустим, на вертолёте. Сложно описать, трудно зарисовать. Нужно пройтись своими ногами между осин, заночевать в лесу, тогда, может, раскроется что-то...

 

След. Ноябрь.

Собственно это не моя история, но получена она из достаточно надёжного источника, о котором можно сказать "верю как самому себе" без поправок на "а верю ли я самому себе?"

Мы шли по Осиновому гребню. Было пасмурно, но - без дождя. Здесь то ли прошёл ураган, то ли другое бедствие - крупные деревья повалило, причём все - на юго-запад. Некоторые деревья легли на землю, некоторые повисли на других - мёртвые, они покрылись зеленовато-золотистым мхом и лишайником. Меж гигантских мёртвых и полуживых стволов поднялись молодые осинки. Мы шагали по лесу - трепетали пожухлые осиновые листочки, неведомым образом державшиеся на ветвях. Солнца не было и оттого лес светился, но словно бы не отражая солнечные лучи, а - сам по себе: в сером осеннем воздухе тускло золотился лишайник и мерцала зеленоватая кора. Листва под ногами почти не проваливалась, редкие молодые осинки не мешали шагать, и мы, поражённые странной красотой тления в осени, брели себе в удовольствие, почти не разговаривая и не пересмеиваясь. За Осиновым гребнем предполагалась река Еловка, за которой находился хребет Пихтовый гребень и цель нашего похода - гора Пихтовый гребень, высшая точка Новосибирской области.

Умудрился же я заблудиться! Причин нашлось много - именно этот участок на карте оказался затёртым первое самостоятельное руководство карта-двухкилометровка вместо привычной масштаба "один километр в одном сантиметре", однако как бы там ни было по истечению контрольного срока - нас должны бы искать. Звонить родным и близким. Организовывать поисковиков. Посылать вертолёты...

Пропали!!! И Где?!! В Новосибирской области! Ладно бы в горах, пусть бы в отдалённом районе, а тут - в 30 километрах от населённого пункта и в двухстах - от огромного города! Позор!

Недалеко населёнка. В любом случае мы выйдем к ней, если двигаться на север, значит, ещё есть время... Квадрат "десять километров на десять" известен - мы явно не вышли за эту речку на севере, за эту - на юге, не перевалили через гребень на востоке... хотя вот это - сомнительно.

Смеркалось. Пошёл мелкий нудный снег. Надо спать - утро вечера мудренее. Пока народ ставил палатку, сделал очередную попытку сориентироваться. С положением не определился и уже в непроглядной темноте пошёл спать.

Утром, выбравшись из палатки, обнаружили, что навалило сантиметров тридцать снега. Не хило... Прикинули своё примерное местоположение и, выбрав приблизительно верное направление, двинули. Целый день шагали на северо-восток, ожидая, когда появятся ели, свидетельствующие о приближении к Пихтовому гребню и выходе из осин, но их, вопреки всем ожиданиям и картам, не было.

Весь день шёл снег, и к вечеру мы уже пробирались через полуметровые сугробы. После ужина было принято решение идти на север, поскольку стало ясно, что заблуждение по-другому неисправимо. До трассы на севере было километров 30 - 40, и за день я планировал одолеть это расстояние.

Однако наутро открылось, что не так-то было: как только двинулись на север, попали в хаос гребешков и оврагов. И тут началось: я провалился по грудь в снег. "Что за чёрт! Такого не может быть! Конечно, шёл снег, конечно, уже два дня, но не могло же насыпать полтора метра за такой короткий срок!". Покопавшись в снегу, я сообразил: просто снег лежал на каркасе из поваленных деревьев... однако понимание не помогло - попытался встать и ушёл по грудь в снег. Чертыхаясь, ещё раз сверил азимут, осмотрелся и увидел вокруг себя белые склоны, на которых невозможно определить есть ли поваленные деревья под снегом. Придётся двигаться так... Поползли. К вечеру вышли на более ровную местность. При самом большом везении в этот день мы прошли не больше 6 - 7 км .

 Началось очередное изучение карты. Мы явно не находимся среди полей слева... поскольку вокруг тайга. Мы точно не на речке справа. Значит, стоим на широченном водораздельном хребте шириной около 10 км . Если пойти влево, может, придём к полям. А может, и не придём, поскольку явно лишь, что стоим на водоразделе, но на этом - ближнем к полям, или на другом - очень даже неизвестно. Значит, если мы двинем влево, то, во-первых, потеряем при данной скорости пол дня, во-вторых, опять же не точно, что выйдем на поля. Если полезем вправо... то даже если и выйдем на речку, не факт, что идти по ней будет проще, чем сейчас. Ситуация становилась угрожающей: призрак позора кружил вокруг нас в виде поисковых отрядов и вертолётов, насмешливых товарищей и озлобленных мамашек... При скорости 10 - 12 км . в день мы одолеем расстояние до дороги минимум за два дня. Вымокнем за это время, может, заболеем немножечко, а если заболеем «множечко», то... блин, как отсюда больных-то ещё на себе тащить? Хорошо хоть еды много...

Вечерело, оставался ещё час сумрачного времени – хотя бы километр, но пройдём. Пошагали.

   След! Среди целины внезапно появились следы. Цепочка их круто уходила влево. Подошли поближе и попытались разгадать, кто их хозяин. Ни на какой звериный след непохоже. Птичий - тем более. Очень похоже на след детских босоножек: пятнадцатисантиметровый отпечаток состоял из двух частей - две трети на одну треть, пятка - закругление, носок - округлое заострение... Почесали голову и, отогнав мысли, что след не совпадает с нужным направлением, побрели по нему. Наступление полной темноты совпало с исчезновением следа.

- Исчезли, - нечаянно болтнул я.

И понял, что за спиной - тишина. Оглянулся. Понурившийся народ сбился в кучу.

- Кто это? - спросила Ирка.

- Зверь какой-то деланно беззаботно ответил я.

Однако интонация не удалась - голос дрогнул.

- Кто это? - снова повторила Ирка.

- Хозяин.

Все разом поёжились - случайный ответ был самым верным, словно бы не я его произнёс, а лес, снег и осины, осины...

- Ставим лагерь, - скомандовал я. - быстрее за дровами. В лес только по двое и больше. Однако народ отказывался отходить в темноту. Тогда скорее наломали веток с ближних деревьев и запалили костёр. Лишь после того, как огонь уверенно охватил дрова, народ пошагал в лес. За рекордно короткое время поставили палатку, сварили и свалились в спальники.

- Кто же всё-таки это был? - вновь спросило общество.

- Хозяин. - Пожав плечами ответил я. И подумал, кого бы мне спросить об этом...

Обычно выходили затемно, однако на этот раз дождались полного рассвета и лишь тогда выбрались из палатки. Снегопад прекратился. Что же творится всё-таки?! Следы вели влево, и я, пока народ варил еду, побежал влево - показалось, что там не лесная чаща, а просвет... И вправду - поле! Ура!!! Присмотрелся и обнаружил на противоположном конце поля ЛЭП. Приплыли... Интересно, сколько бы мы пёрли по тайге на север, не обнаружь след и не уйдя по нему на запад? Ползли бы по снегам, а в километре от нас находились бы поля...

   Поели, попили, собрались, нацепили рюкзаки и побежали к электролинии. Как и положено, под ЛЭП шла дорога. Через час пришли в деревню. Через два уже катили в автобусе. Через три - в электричке. К ночи - дома.

   Как это объяснить - не знаю. Возможно, птица ночевала в снегу, выбралась и к полям... поползла, уподобившись червю, то заныривающему, то выбирающемуся наружу. Может: лось ночевал, потом проснулся поутру, а кругом - не помятая трава, но метровый слой снега... Ответ неверный.

Какое же объяснение этому?

 


Фото: Павел Федосеев, Алма-Ата

   Два случая на Осиновом гребне .

Опять же - довольно надёжный источник.

В группе был Мишка - парень из числа людей, которых называют "стёбными": очень он любил глумиться над всем... преимущественно словесно. Причём, кажется, сам Мишка по натуре был человеком довольно отзывчивым и весёлым. Так и на Осиновом гребне он принялся "стебать" осины, гребень, осень - у костра во время короткого обеда. "Поганая погода, - говорил Мишка, - не люблю осины - дурацкое дерево, не горит и гниёт быстро, а здесь одна гниль кругом... Дерьмо".

Обед закончился, вместе с ним - разговоры, и группа напялив рюкзаки, отошла... Сзади - треск: большая осина, под которой обедали, упала точно на костёр.

Источник - не очень надёжен. Параллельно идут две группы - то встречаются, то расходятся. Одно из мест предполагаемой встречи - как раз – Осиновый гребень. Группа ищет другую, не находит её и в потёмках ставит лагерь. С рассветом обнаруживает в пятидесяти метрах от себя вторую группу. И костёр горел, и песни горланили...

 

Личное

Личное ощущение от Осинового гребня задолго до того, как были услышаны истории об этом месте: ночью словно бы кто-то смотрит на тебя из леса. Может, светляки просто горят?

Светляки горят... есть места, которые светятся. Они не зависят от солнца, вернее не в нём они обретаются - в пышном солнечном свете сущность таких мест сокрыта, предметы - часто убоги, невзрачны, как те осины. Но Солнце исчезает, и предметы проявляются - они начинают светиться, но не отражая лучи, а являя какое-то своё собственное сияние...

К сему хочется присовокупить стихи Ходасевича, в которых формульно сказано всё и - больше:

Имей глаза - сквозь день увидишь ночь,
Не озарённую тем воспалённым диском.
Две ласточки напрасно рвутся прочь,
Перед окном шныряя с тонким писком.

Вон ту прозрачную, но прочную плеву
Не пободать крылом остроугольным,
Не выпорхнуть туда, за синеву,
Ни птичьим крылышком, ни сердцем подневольным.

Пока вся кровь не выступит из пор,
Пока не выплачешь земные очи -
Не станешь духом. Жди смотря в упор,
Как брызжет свет, не застилая ночи.

 


Фото: Михаил Голубев, г. Москва

Спектральные короны вокруг вершин .

Такое чудо мы видели на Катунском хребте в августе в горном походе. К сожалению, не делали фотографий, но, думается, на них бы его не было видно.

Тот поход мы начали сразу после восхождения на гору Белуха - подняли на вершину около 20 человек, спустили, оставили двух гидов с группой, а сами себе в удовольствие решили пробежаться по перевалам. В ясную погоду вышли от Аккемского озера, добрались до притока Караоюк, где оставили заброску, пообедали и пошагали в долину ручья к перевалу Карачик. Часа в четыре пошёл дождь, более не прекращавшийся весь этот день. Часам к 20 подошли к стоянке под перевалом Карачик, где расположились на ночёвку. Всю ночь лил дождь, гремел гром и сыпались камни. Наутро мы полезли на перевал. Кажется, именно в этот день впервые появились радужные короны - вокруг пика Разоружения. В воздухе, по всей видимости, насыщенном влагой, образовалось трепещущее сияние, переливающееся радужными цветами, но преимущественно синим. Подивились и побежали дальше. Перебрались через перевал, где чертовски дуло, прошли по леднику под перевал СИП и поставили палатки. Выглянув наружу, я вновь обнаружил радужную коронку вокруг вершины, - узловой для отрога с перевалом СИП. На этот раз сияние было неярким, однако народ подтвердил, что оно есть. Весь следующий день шёл снег, и потому ничего не было видно - мы просидели в палатке. Наутро развиднелось - с удовольствием забежали на перевал и спустились на ледник. Сияющая корона с преобладающим синим опять мерцала вокруг той же вершины у СИПа.

Следующие три дня свечение мы не видели.

После кольца мы двинули к перевалу Рериха. Забрались на него, спустились и вышли на ледник Западный. Где снова наблюдали сияние - вокруг пика Рериха. Мы перебрались через перевал Дивногорцев и сразу же - через Токмак. И снова вокруг одной из вершин гребня, отделяющего ледник Западный от долины Аккема, сиял радужный ореол. Последнее сияние мы увидели вокруг вершины 3781 м . (ключевая гора для перевала Клюева).

А потом были громадные смородиновые и брусничные ягоды в долине реки Кучерла, грибы и радиалка в долину Дарашкольских озёр...

 

Горы "как у Рериха". Фактическое описание наркотического воздействия киселя на психосоматику человека.

Северный Тянь-Шань. Август.

Мы расположились на берегу реки Науруксай - поставили палатки на небольшой и очень уютной терраске, с которой открывался великолепный вид на дальние и ближние горы. На следующий день предстояло перейти под перевал Кишкине. Погода благоприятствовала нам - солнечно, тепло, отчего настроение было великолепным. Умильно-созерцательное состояние психики усиливалось ожиданием скорого ужина, коронным элементом которого был кисель.

Кисель! Допустим, когда пьёшь чай, обращаешь больше внимания на прилагающиеся печенюшки, скоро заглатывая сладковатую влагу - как выпил, можно налить ещё, когда закончится в котле, можно вскипятить новый... С киселём такое не пройдёт! Тяжёлая густая жидкость требует сосредоточенного поглощения, словно это не жидкость, а пища... да так оно и есть: во-первых, от густой консистенции продукта, во-вторых, на дне котла лежат сладкие студенистые слизняки, обычно выскребаемые ложкой. Кисель заканчивается, и нельзя разом заварить новый, - злобный завхоз, бдительно стоя на страже общественных пищевых интересов, оторвёт руки вместе с головой любому, покусившемуся на крахмально-ягодные крохи свыше положенного на одну варку, так что ценна каждая капля благословенного напитка.

Мы быстренько съели манную кашку и приступили к киселю. Разлили по стаканам - раз. Все выпили. Разлили - два. Выпили не все - отвалились две девчонки. Разлили - три. Осталось трое: я, Эд и начальник. Четыре - начальник сыто отрыгнулся и пошёл в лес. А в котле ещё половина... Я и Эд поняли, что наступил наш звёздный час. Мы схватили котелок и двинулись на пригорок, откуда открывался особо замечательный вид на горы, дабы усилить пищевое удовольствие наслаждением эстетическим. Уселись, разлили по стаканам и принялись неторопливо поглощать полупищу-полупитьё, изредка отрывая взгляд от красноватой кисельной массы, чтобы посозерцать красивые виды. На седьмой кружке я почувствовал странное головокружение и взглянул на Эда. Тот посмотрел в ответ на меня и ошарашено произнёс:

- Обалдеть....

- Угу - согласился я: головокружение не прекращалось.

Появилась лёгкая тяжесть в теле. Разлили по восьмой кружке. Странно, однако живот сохранил свою впалую форму. После восьмой кружки я хохотнул. Эд откликнулся удовлетворённым кряканьем.

- Чёго крякаешь?

- Я утка... о-дур-ма-ненна-я.

После девятой тихонечко запели, но резко замолчали - перед нами появились ГОРЫ.

- Как у Рериха, - озвучил моё ощущение Эд.

Горы плыли, плыла голова, тело отяжелело, так что движение "протянуть кружки, разлить остатки киселя" далось с титаническим усилием, но результат стоил этих трудов - горы не просто прозрачно засветились, как у Рериха, но за ними словно бы появились другие горы - силуэты иномирных вершин подрагивали на границе зрительного восприятия. Движение времени замедлилось - оно поползло словно кисель из котла, приобретя - от разницы с обычным - отчётливость: на наших глазах старели деревья, распадались горы, медленно утекал к неведомым океанам быстрый ручей, закат воспринимался не как неподвижная картинка (раз - одна, два - смотри-ка ты - другая... и когда поменялся?), но, потоком, слитно, словно в кино, - может, не время замедлилось, а наше восприятие, странно преобразившись.

- В туалет надо, - жалобно сказал Эд.

- А ты прямо здесь, - посоветовал я.

- Да нет - отмахнулся приятель - выведу кисель из организма и кайф пропадёт...

- Тут ещё слизнячки есть - проговорил я, - сходи и доедим.

Доели. Время ускорилось: несколько картинок заката - и вот уже только узкая полоска света над чёрными горами. С наступлением полной темноты пропала сладостная истома. Вместо неё появился начальник и грозно проговорил:

- Спать, товарищи....


Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2022 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100