Добро пожаловать !
Войти в Клуб Mountain.RU
Mountain.RU

главнаяновостигоры мираполезноелюди и горыфотокарта/поиск

englishфорум

"Горы в фотографиях" - это любительские и профессиональные фотографии гор, восхождений, походов. Регулярное обновление.
Горы мира > Тянь-Шань >


Всего отзывов: 2 (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00


Автор: Андрей Потапенко
Фото: всех участников группы

Иныльчек-2007. Записки очевидца

Южный Иныльчек и около него
Хан-Тенгри

«Я пишу не столько из необходимости рассказать другим,
сколько из желания выговориться самому»
Рейнхольд Месснер «Хрустальный горизонт»

Прошёл почти год после этих событий. Улеглась волна горячих обсуждений, часто переходящих в жёсткие обвинения. Прошло время, отпущенное для анализа своих и чужих ошибок. Времени было достаточно. Многие детали начали стираться из памяти, некоторые наоборот стали ярче и важнее. Остался опыт, ведь неудачи – это тоже опыт. Это был очень сложный сезон. И для нашей группы, и для меня лично. Уже много написано о тех событиях, и я всякий раз удивляюсь, читая новую статью, как по-разному авторы излагают события и своё отношение к ним. Я расскажу, как увидел это сам.

Всё началось давно. В 2005 году мы с Диной Терентьевой и ещё двумя хорошими парнями волею судьбы попали на поляну Москвина и благодаря то ли хорошему плану акклиматизации, то ли невероятно удачному стечению обстоятельств сумели подняться на четыре потрясающе красивые памирские вершины, ссылка на в том числе на семитысячные пики Корженевской и Коммунизма. Большими горами я тогда заболел сразу и, надеюсь, надолго. И совершенно очевидно, что уже тогда билет на ледник Южный Иныльчек нам был заказан. Зачем? Вопрос банальный и никчёмный. К весне 2007 нас стало шестеро: Горелов Игорь, Коренев Михаил, Осадчий Николай, Потапенко Андрей (ваш покорный слуга), Пряничникова Ирина и Терентьева Дина.


Игорь Горелов

Михаил Коренев

Николай Осадчий

Андрей Потапенко

Ирина Пряничникова

Дина Терентьева

Планы были грандиозные: на акклиматизации сходить на пик Трёхглавый, затем подняться на пик Хан-Тенгри и, если останутся силы и желание, попытаться взойти на Победу. Мы списались с фирмой Владимира Бирюкова «Тянь-Шань Тревел», без особых проблем обо всём договорились и начали наше мероприятие.

28 июля. Трансфер Москва – Бишкек – Каракол
Москва, аэропорт Домодедово. Недолгие проводы, перелёт и вечером мы в Бишкеке. Принимающая сторона отработала очень хорошо. Нас встретили, отдали документы, газ и заказанные нами продукты, посадили в микроавтобус до Каракола. Чтобы сэкономить ночёвку в городе, мы заказали ночной переезд. Теперь я понимаю, что это было весьма спорное решение, потому что нормально поспать в автобусе никому не удалось. По пути докупили кое-какие продукты и пару огромных арбузов. Красочный рассвет на Иссык-Куле был, пожалуй, единственным, что порадовало за всё время утомительного пути.

29 июля. Трансфер Каракол – Майда-Адыр – Базовый лагерь 4000
Утром в Караколе у всех «болтанка». Дина с Колей пошли прогуляться, Ира в пуховке засыпает на огромном пне прямо рядом с гостевым домом. Ждём, пока наши попутчики – молодые поляки – решат свои проблемы с оплатой ночёвки. Похоже, что ребята не поняли, что за неё надо платить отдельно или их не устроили условия размещения. В общем, пока они ругались с хозяевами, мы релаксировали после 9-ти часового ночного переезда. Особо забавно было, когда в машину начали грузить большое количество туалетной бумаги и хвостовой стабилизатор для вертолёта. «Без него на ледник не полетите!» – отрезал водитель.


Тянь-Шаньский рай
Поехали! Перед началом крутых подъёмов останавливаемся на берегу реки. Божественное место! Но оказывается остановка не для нас, а для машины. Водитель включает передний мост, подкрутив болты на передних колёсах, и мы продолжаем путь. Серпантин строили ещё в советское время для вывоза руды с комбината на Сары-Джазе. Широко и полого, как раз для тяжёлых самосвалов. Наш старенький ГАЗ-66 тужится изо всех сил. На перевале опять остановка, мотор должен немного остыть, а люди могут размять ноги. Здесь около 3800 метров. На этой высоте ещё можно находиться без очков, но поток ультрафиолета уже ощутим. Каждый раз в начале всех своих походов вспоминаю далёкий 1985 год, когда впервые оказался в горах. Первое и самое сильное ощущение – едкий, сдвинутый в фиолет, цвет солнца, как от кварцевой лампы в операционной. Потом это чувство сгладилось, но первая реакция запомнилась навсегда. Это как сигнал – я снова здесь! Вниз машина бежит резвее, сначала широкий серпантин траверсирует почти всю долину от борта до борта, потом дорога пробивается по узким склонам ущелья, перебираясь с одного берега реки на другой, словно пугаясь очередной отвесной скалы на своём пути. В какой-то момент ущелье расширяется, и мы попадаем в долину Сары-Джаз.


Машина готовится к горной дороге

Серпантин на автомобильный перевал


Взвешиваем багаж для вертолёта
На мосту перед въездом в посёлок – погранзастава. Кого здесь ловить – непонятно, тем не менее, проверка документов и пропусков по полной программе. Проезжаем заброшенный посёлок и останки металлургического комбината. Сколько же сюда вложено людских сил! Но вот и Майда-Адыр, конец нашего суточного автопробега. Неожиданное известие: борт летит на ледник прямо сейчас, а следующий рейс будет только через два дня. Вот блин-то!!! Мы же вечером поляжем все от горняжки! Так резко нельзя набирать высоту! Но сидеть внизу два дня ещё хуже, и неизвестно не отложится ли рейс ещё раз. Соглашаемся лететь. Взвешиваем наш багаж (кроме арбуза!), оплачиваем «лишние» килограммы и грузимся в вертушку. Сквозь уши пропускаем короткий предполётный инструктаж. И зря!

Полетели! Широченная долина под нами плавно переходит в каменное месиво морены. Озеро Мерцбахера на слиянии ветвей ледника Иныльчек, похоже, уже спущено. Постепенно моренные гряды становятся уже и исчезают совсем, поверхность ледника превращается в подобие гигантских ледовых волн-холмов. Виды кругом грандиозные! Подлетаем к Звёздочке, садимся на ледник, большинство людей высаживаются здесь, они пойдут до лагеря пешком.

Посадка на ледник

Он улетел, но обещал вернуться

Людей высаживают на леднике
Посадочная площадка у базового лагеря слишком мала для точной посадки тяжёлого вертолёта. Очень быстро сгружаем свои вещи. Борт должен ещё успеть до темноты доставить в северный лагерь поляков и вернуться в Майда-Адыр. В суматохе двойной посадки я не уследил за сумкой с документами нашей группы, нотебуком, фотоаппаратом, рациями и прочим электронным хламом. Её дальнейшая судьба заслуживает отдельного занимательного рассказа, больше похожего на детектив. В итоге, только через восемь дней она вернулась ко мне. Правда, гиды из северного лагеря облегчили меня на две бутылки хорошего пойла из домодедовского duty free . Ну и на здоровье!


Базовый лагерь «Тянь-Шань Тревел»
Всё, мы на месте! К приходу ребят с ледника перетаскали рюкзаки к лагерю. Уже вечерело, и мы не успевали подготовить нормальную площадку, и хозяева временно разместили нас в стационарных палатках. С ужасом ожидаю вечера, когда должен начаться «расколбас», ведь мы попали на 4000 метров из Москвы практически за сутки! Ещё одна неприятность: всё кругом засыпано снегом. И его реально много. Обычно в районе лагеря морена обтаивает полностью.

Вечером разъедаем вкуснейший арбуз! Как описать словами красоту и мощь окружающих гор? Я раньше видел много фотографий района, но реальный масштаб поражает грандиозностью и величием. Даже не самые высокие по здешним меркам вершины цепляют своими макушками облака, вытягивая их в гигантские белые флаги. Над гребнем Победы они на пару минут образовали причудливые симметричные кудряшки, и можно только догадываться о чудовищной силе ветра, который прямо сейчас гонит их с китайской стороны. Буквально за полчаса цветовая гамма склонов плывёт от ярко-жёлтого через безумные оттенки розово-красного до тёмно-бордового, и всё разом погружается в темноту…

30 июля. Выход на ледник Звёздочка
Здесь надо двигаться, ходить, заставлять себя есть и делать хоть что-нибудь. Через боль в голове и слабость во всём теле, через желание упасть и умереть на месте. Иначе горняжка сожрёт тебя с потрохами. Сегодня собираемся неспешно погулять и обустроить свой лагерь. Идём на ледник Звёздочка. Максимальных целей не ставим, просто гуляем по мере сил и по погоде. Спускаемся к лагерю фирмы «Аксай Тревел», в этом году они работают совместно с фирмой Казбека Валиева, и здесь полно клиентов. Очень много снега, и даже по хорошей погоде все сидят по лагерям, никому не хочется тропить первому. Мы же идём только до конца морены, нам пока достаточно.

Морена ледника Звёздочка(20)
Осмотрели со всех сторон северо-западный гребень пика Трёхглавый, по которому планировали подниматься на него. Впечатление удручающее. Оказалось, что на всех фотографиях, что мне удалось раздобыть, сливаются воедино два контрфорса, на которые разделяется гребень ещё в верхней части, и мы видели проекцию пологой нижней части одного контрфорса на пологую верхнюю часть другого. В действительности, на всём протяжении гребня высокие острые снежные надувы с карнизами. В общем, здесь нечего ловить, будем искать акклиматизацию в другом месте. На большом камне устроили перекус, отдыхаем.

Акклиматизация под Победой(21)

На противоположной стороне Иныльчека не оторвать глаз от фантастической пирамиды пика Горького. Как птица разворачивает крылья перед стремительным взлётом, так и острые гребни чудо-горы стремятся к самой её вершине.

Пик Горького (18)
Игорь рассказывает, как несколько лет назад они в группе Андрея Петрова вели немцев по одному из этих гребней. Буржуи тогда попросили дополнительную ночёвку, но хорошая погода как всегда внезапно кончилась, и на вершину они уже не успели.

А мы бежим обратно в лагерь, нам ещё надо сегодня ставить свои палатки. Выкапываем из снега деревянные щиты и, пока они сохнут на солнце, отрываем площадки под палатки. Всё это происходит как в замедленном кино, у всех болит голова, ватные ноги, у большинства расстроен желудок. Симптомы типичные для первых дней на высоте, надо просто следить за собой, чтобы сильно не «зашкаливало». Через несколько дней должно пройти. Неспешно перетаскиваем вещи в свои палатки. Ира неудачно упала, пытается остановить кровь из носа. Клиентов в нашем лагере пока немного, поэтому из предоставленного жилья нас не гонят. Опять ночуем в лагерных палатках.

31 июля. Выход на ледник Семеновского
План на сегодня – налегке забраться повыше по леднику Семеновского и вернуться в лагерь. Выходим не очень рано. До 4200 дошли часа за три с половиной. Небыстро, но нам пока спешить некуда. Договариваемся, что пойдём по Семеновскому тройками Дина-Коля-Андрей и Ира-Игорь-Миша. Поднимаемся в своём темпе, кто как может, но не доходя до ледопада.

Трещины у лагеря 4200 (22)

Нижняя часть ледника Семеновского (23)

Возвращаемся с радиального выхода (24)
Устанавливаем время поворота назад не позже 15:00. На леднике есть тропа, трещины помечены дырками от первопроходцев. Коля, хорошо повисевший в сентябре прошлого года в одной из эльбрусских трещин, требует связаться. Что ж, надо так надо. До ледопада, естественно, не дошли, пока нет скорости. С высоты 4700 поворачиваем назад, догоняем своих ребят около лагеря 4200. Бросаем в рот что-то съедобное. От 4200 до базового лагеря Коля добежал чуть больше, чем за час. Боец! Вниз не вверх. Вечером баня и сытный ужин.

1 июля. Отсидка
«Вот такое хреновое лето!» Целый день идёт снег. С самого утра и до самого вечера. Стена снега. Белого и пушистого. На леднике полный штиль, что сводит на нет все надежды на изменение погоды. Откапываем палатки раз в час, иначе их занесёт по самые уши. От пустующих клиентских палаток видны только коньки крыш. Лагерную кают-компанию завалило так, что подломились стойки, и её быстро демонтировали. Теперь снег засыпает сиротливые столы и лавки. Их убирать некуда. Вечером с пика Трёхглавый загремели лавины. Куда мы попали…?


Вынужденная отсидка. Откапываемся (15)

Вот такое лето! (16)

Лавины с окружающих склонов (17)

2 августа. Подъём по леднику Звёздочка
Ночью погода, вроде, угомонилась. Надолго ли? Нам надо акклиматизироваться дальше, но идти после снегопада через мышеловку на седло Хана очень опасно. Решаем сделать выход с ночевкой на перевале Дикий. Это будет около 5200 метров. Не так высоко, как хотелось бы, но тоже хорошо. Опять весь народ сидит внизу. Что ж, нам тропить не впервой, но делать это большой толпой было бы веселее. Выходим с морены на ледник, трещин не видно, связываемся по двое. Хорошо ещё, что от старой тропы осталась небольшая ложбинка, по которой можно ориентироваться. Снег рыхлый, ещё не слежался. Как жаль, что у нас нет снегоступов! Темп движения очень низкий. Первый проваливается в лучшем случае по колено, местами по развилку, второму не намного легче. Тропят только трое из шести, иначе получаются проблемы при смене ведущего. В ледопаде пробиваемся вперёд чуть ли не ползком! Лишь к вечеру выходим на верхний перегиб ледопада, видим огни корейского лагеря на 4200, но понимаем, что туда засветло никак не успеть. Ночуем прямо в ледопаде, выровняв площадку около большого разлома. По теории, в таких местах скрытых трещин быть не должно. Быстро холодает. При установке палатки я случайно наступил на трубчатую стойку, она жалобно хрустнула и разлетелась на части. Хорошо, что взял с собой запасное колено. Разбираю стойку, заменяю колено, собираю обратно. Пальцы коченеют от голого металла. А вторая палатка уже топит воду… Уже в темноте подходит наша третья связка.


Это Победа...

Глубокий снег на Звёздочке

Нижний ледопад


Победа. Северная стена
3 августа. Ледник Звёздочка – лагерь 4200
С утра прекрасная погода, на небе ни облачка! Но зараза-снег нисколько не осел за ночь. Продолжаются наши мучения. Видим большую шарообразную корейскую палатку. До неё по прямой не более полутора километров, но это расстояние мы тропили до середины дня! И если вчера снег был рыхлый и пушистый, то сегодня под солнцем он с каждым часом становился всё тяжелее и тяжелее. Тропящий на каждом шагу проваливается по колено.

Лабиринт трещин на Звёздочке
А нитка старой тропы, словно в насмешку над нами, делает большую петлю вправо на борт ледника, где мы попадаем в зону закрытых трещин. Уже нет никаких сил. Выпускаем вперёд Игоря и Мишу тропить оставшийся путь. На последние сто метров уходит не меньше двадцати минут. Здесь снегу было по пояс! Ну, вот и лагерь! Непередаваемое чувство облегчения испытываешь, вставая на утрамбованную площадку. Жара несусветная!

Перевал Чон-Терен и пик Военных Топографов
Ира топит воду для всех, но напиться невозможно. Топчем площадки, ставим палатки, отдыхаем.

От корейцев узнаём не очень хорошие новости: на сколе ледопада висит обычный репшнур 6 мм в качестве перильной верёвки и только в самом крутом месте – кусок верёвки 8 мм. Они ребята лёгкие, им может быть этого и достаточно, но во мне больше восьмидесяти килограммов и как-то страшновато висеть с рюкзаком на репе. А самая фишка в том, что корейцы требуют заменить их верёвки нашими и вынуть их ледобуры. Причём, то, что мы не гиды, они просто не понимают. Ну, думаю, приехали! Кстати, позже мы выяснили, что эти верёвки вешали не они сами, а трое наших соседей из Бирюковского лагеря: сибиряк Виктор Чугунов, пермяк-москвич Илья Левченко, имени третьего я так и узнал. Виктор чуть ли не учил корейцев вязать узлы прямо на склоне. И то, что они провесили весь гребень до треугольника на 6700, тоже оказалось враньём. Выше перевала следов их пребывания мы не обнаружили. Зато щёки надували сильнее всех. По их рации я связался с Димой Грековым, и он посоветовал аккуратно забить на требования корейцев и делать своё дело. Тем не менее, рядом стояли три аксаевские палатки, доверху забитые бухтами хорошей верёвки. Мы, конечно же, были наслышаны о готовящихся спасательных работах на Важе, но были весьма удивлены таким положением вещей.

К вечеру погода кончилась, опять пошёл снег. Из палаток слышим, как снизу подходят ещё две группы – наши знакомые по 2005-му году энергеты и три болгарина. Энергеты радуются как дети, кто-то из них кричит «мы сделали это!», а мы тихо усмехаемся: сделали что? Прошли по нашим следам? Невелик подвиг…


Верхний ледопад
4 августа. Подъём на перевал Дикий 5200
К сожалению, очень долго собираемся, выходим около 7 часов утра. Непозволительно поздно! С нами налегке идут болгары. Они планируют сделать заброску на перевале и вернуться обратно на 4200. Пожилой болгарин вышел раньше всех, предполагая, что остальные его догонят. Хороший пример нашим копушам! К лавинному конусу подошли как раз к восходу солнца. Вот, блин! Хоть назад поворачивай… Сейчас должно начать сыпать! Опасливо поглядывая наверх, стараюсь идти как можно быстрее. От скал под ледовым сколом начинаются перила.

Первые три верёвки идут вверх и траверсом вправо над скалами под висящими гигантскими сосульками. Время от времени какая-то из них рушится, бьётся о скалы, разлетается как стекло на сотни мелких и крупных кусков и улетает вниз. Туда, где поднимаются наши ребята. К счастью, все осколки зарываются в снег ниже скал и дальше не летят. Нет ни малейшего желания задерживаться в этом месте! Далее верёвка идёт через ледовый карниз.

Скалы под сколом ледопада

Перила в ледопаде

Прохождение карниза
Я полез с рюкзаком за спиной, и на отвесе пришлось повесить дополнительный тиблок для ноги. Такую акробатику хорошо бы делать без рюкзака, но уже поздно что-то менять. Тем более что лезущего на карниз поливает душ талой воды с сосулек. Вылезаю наверх, глотая воздух, как рыба, вытащенная из воды. Постоял на станции, отдышался. Пока отдыхал, по ледовой ложбине, где висят перила, пару раз просвистела куча снега, отвалившегося от карниза прямо над головой. Снизу подошла Дина, ей, похоже, всё нипочем. Спокойна и уверена. А выше ещё полторы верёвки крутого льда. Прошу прощения, не верёвки, а репшнура. Это придаёт особую пикантность моменту! Грузить репшнур, когда под тобой десятки метров почти отвеса, как-то не хочется. Достаю ледоруб, лезу сам, стараясь опираться на «перила» только для равновесия. Дальше путь идёт горизонтально влево по снежной пробке в огромном разломе. Выбираемся из разлома по короткой крутой стенке вправо вверх и оказываемся на снежном склоне. Дальше путь кажется безопасным, тропа пологим серпантином обходит все трещины.


В ледовом разломе

Вид из верхней мульды назад

Выход на перевал Дикий


Гребень не Важу
Дина просит отпустить её до перевала. Меня беспокоит, что трое наших ребят сильно задерживаются внизу на отвесных перилах. Да и у Коли начались проблемы с животом. Двое молодых болгар уже давно убежали вперёд, а пожилой только что прошёл мимо нас. Дина уходит с ними, а мы с Колей медленно, очень медленно, плетёмся к перегибу склона в сторону перевальной мульды. Ему требуются остановки каждые 5-10 минут. На сеансе связи снизу передают, что Миша на подъёме попал под кусок льда и сильно ударил руку. Ребята сказали, что помощь им на нужна, и мы с Колей продолжили подъём, стараясь держать Дину в пределах видимости. В мульде тропа проходит мимо верхнего корейского лагеря. Две заваленные палатки и полное отсутствие снаряжения говорят о том, что скорее всего лагерь брошен. Кругом лавинные конусы, место очень неуютное. Подходим к перевальному взлёту. Болгары уже бегут вниз, Дина – на седловине, наших ребят внизу пока не видно. Колин живот начал поправляться, и мы пошли быстрее. Поднимаемся на перемычку 5200,

Лагерь на перевале
потом ещё метров 100 влево по гребню под ледовую стену, где можно укрыться от ветра.


Хан-Тенгри. Вид с перевала Дикий
Кругом красота необыкновенная, но нет времени на любование. Здесь нет ровных мест, и мы с полчаса копаем с Колей площадки под палатки. Пока нас не было, Дина бросила рюкзак и пошла по гребню в сторону 5800. Набрала без тропы около сотни метров по высоте, но далеко уйти не получилось, одной тропить очень тяжело. Пока тепло, но солнце быстро падает к хребту, и тёмно-синяя тень неумолимо приближается к нам. Поставив свою палатку, Коля тоже убегает вверх за дополнительной акклиматизацией. Мне кажется сомнительной полезность этой вылазки, и я остаюсь греть воду для ужина. На краю мульды появились наши трое, они довольно быстро поднимаются на перевал. Парни подходят к нам, а Ира остаётся на перевале ловить последние лучи солнца для сушки ботинок.


Ледник Дикий

Движение во встречном направлении
Рядом с болгарской заброской Дина и Коля оставляют свои мешки с продуктами. Игорь не доверяет таким заброскам, я с ним соглашаюсь и свой мешок унесу завтра вниз. Вечером наблюдаем шикарное цветопредставление на склонах окружающих хребтов. Мишель Жар со своим лазерным шоу может отдыхать. В один момент нас поглощает космический холод. На улице больше делать нечего, расходимся спать. Завтра вниз.

5 августа. Спуск в Базовый лагерь
Я что-то не понимаю в этой жизни. Как можно наступать на одни и те же грабли каждый день? Опять при очень раннем подъёме мы готовы к выходу только к восходу солнца. Мало нам надавало по башке вчера в ледопаде? Сейчас надо рвать когти, а расслабляться надо внизу! Похоже, не все это понимают… Когда первая тройка подходит к перилам, солнце уже жарит на всю катушку. Не утешает даже мысль, что спуск быстрее подъёма и меньше вероятность попасть под обвал. На первой же веревке видим человека, идущего нам навстречу. Это наши любимые энергеты лезут вверх. Ну что тут поделать? По закону Мэрфи, если может произойти несколько неприятностей, они обязательно произойдут все, причём, в самой неблагоприятной последовательности. Это про нас. И если первые трое смогли с настырностью и матюгами как-то пробиться сквозь встречный поток,

Спуск через карниз

Чиним гитару
то вторая тройка застряла в трафике надолго. Дина свалила первая и остановилась за нижним краем лавинного выноса, я подошёл к ней минут через десять. Около получаса наблюдаем, как Коля, уворачиваясь от обстрелов сверху, ищет на склоне у конца перил что-то из упущенного на карнизе снаряжения. Кроме своей потери он нашёл ещё и рацию, которую, по словам Димы Грекова, в прошлом году здесь же потерял Глеб Соколов. Вот таким образом Коля прикоснулся к титану мирового альпинизма. Потом Коля каким-то невероятным стилем спускается по льду в верхней части лавинного желоба. Вот наверху показались на перилах наши отставшие. Мы ждём их ещё немного и уходим в лагерь 4200, надо собрать оставленные там вещи и оставить мою заброску. Корейцы опять начинают приставать, но им надо самим решать свои проблемы.

Час дня. Ждать дальше уже нет никакого смысла, мы втроём уходим вниз. Тропа по леднику хорошо пробита, снег осел, мосты окрепли. Идём от 4200 в связках, так потребовал Коля. Ниже ледопада развязываемся, хотя он недовольно бурчит. Прошло всего два дня, но как изменился ледник! Когда переходили с ледника на морену, снизу наползли облака, и пошёл мокрый снег. Тропы не видно. Выбираем путь по принципу «здесь могла бы быть тропа». Включаю автопилот. Руки и ноги сами отрабатывают привычные движения. Я не вмешиваюсь. Голова свободна, и мысли гуляют где-то совсем в другом месте, где нет ни снега, ни холода, где от солнца не надо прятаться и много давно растаявшей воды… В базовом лагере были около пяти часов вечера, просушились, вечером сходили в баню. Не спеша, готовим еду. Миша, Игорь и Ира пришли уже по темноте.


Наш базовый лагерь
6 и 7 августа. Днёвка
Заслуженный отдых. Отъедаемся, зализываем раны. Надо дать возможность любимому организму полноценно восстановиться и набрать новых сил. С Большой земли нам доставили соки, овощи, яйца и еще какие-то прелести жизни, которые мы заказали перед выходом на перевал Дикий. Всеобщее любимое блюдо – яичница с помидорами – жарится постоянно с короткими перерывами на чай и коньяк. Но вот за дело берётся Игорь, и многослойная яичница с салом, беконом и сыром в его исполнении подрывает все устои кулинарного искусства! Коля добыл у соседей гитару, долго её настраивает. После нескольких песен рвётся первая струна. Применив кучу технических ухищрений, Коля восстанавливает инструмент,

Красота спасёт мир!
но теперь его хватает только на одну песню. Опять ремонт и опять разрыв! Не судьба. Ира сооружает снежную бабу с настоящим носом из морковки, экстравагантной шапочкой и откровенными женскими формами. Украшаем её (бабу!) бусами и поясом из красного репа. Снова и снова солнце и непогода сменяют друг друга, как в детском калейдоскопе. Мимо нашего лагеря проходят туда и обратно группы туристов, выполняющих трекинг до 4200. Игорь мается странным недугом, что-то защемило, и боль отдаёт в ногу при быстрой ходьбе. Приходится ходить медленно. Врач казанской экспедиции осмотрел его, что-то помял, на что-то надавил. В общем, Игорь так и мучился до конца нашего мероприятия.

Два дня быстро пролетают за неспешной подготовкой к предстоящему восхождению. Мы прекрасно понимаем, что полученная нами акклиматизация не совсем полноценна, поэтому решаем идти на седло Хана с промежуточной ночёвкой на 5300.

Продолжение следует...


Отзывы (оставить отзыв)
Рейтинг статьи: 4.00
Сортировать по: дате рейтингу

уРБУЙВП

У ХДПЧПМШУФЧЙЕН РТПЮЙФБМ
 
Давай продолжение.

А пока ничего, интересно.
 

Поделиться ссылкой

Дорогие читатели, редакция Mountain.RU предупреждает Вас, что занятия альпинизмом, скалолазанием, горным туризмом и другими видами экстремальной деятельности, являются потенциально опасными для Вашего здоровья и Вашей жизни - они требуют определённого уровня психологической, технической и физической подготовки. Мы не рекомендуем заниматься каким-либо видом экстремального спорта без опытного и квалифицированного инструктора!
© 1999-2017 Mountain.RU
Пишите нам: info@mountain.ru
о нас
Рейтинг@Mail.ru Rambler's Top100